Единственный человек, которому удалось выбить деньги по белорусским облигациям — это приближенный к Путину российский бизнесмен Константин Николаев. Коллаж: Наша Ніва

Единственный человек, которому удалось выбить деньги по белорусским облигациям — это приближенный к Путину российский бизнесмен Константин Николаев. Коллаж: Наша Ніва

Почему государственные инвестиции более надежны 

Когда государству нужны деньги, оно может привлечь их через институт облигаций — это такие бумаги, которые приобретают инвестиционные фонды, пенсионные фонды, банки и просто инвесторы. Каждый год держателю облигаций платится процент, а в конце оговоренного срока облигация выкупается эмитентом по номинальной цене. 

Купив, например, облигацию за $100 под 5% годовых, за пять лет вы заработаете 25 долларов процентами (в терминологии экономистов это называется «погашение купонов») и вернете обратно свои $100. 

Государственные облигации — это, как говорит теория, самая надежная инвестиция в мире. Облигации компаний менее надежны — они могут закрыться, уйти в банкротство. А вот случаев исчезновения государств или их дефолта за последние десятилетия не так много.

Беларусь регулярно занимала деньги на зарубежных рынках посредством выпуска так называемых «евробондов». С 2018-го их в общей сложности выпустили на $3,2 миллиарда.

Сроки погашения таковы:

  • 2023 — $ 800 миллионов
  • 2026 — $ 500 миллионов
  • 2027 — $ 600 миллионов
  • 2030 — $ 600 миллионов
  • 2031 — $750 миллионов.

Кто покупал евробонды? 

«Порядка 97% еврооблигаций приобретено крупными управленческими компаниями и инвестиционными фондами», — стандартная фраза на сайте Нацбанка по итогам каждого выпуска. 

Как говорят наши собеседники-банкиры, покупателей белорусских облигаций можно разделить на две категории: это иностранные инвестиционные фонды, а также белорусский бизнес, который действует через своих нерезидентов, чтобы красиво вывести деньги из страны либо заработать больше дозволенного внутри Беларуси. 

«Когда инвестиционные фонды формируют портфели, они набивают их высоко-, средне-, и низкорисковыми бумагами. Смешивая это вместе, они получают допустимый уровень риска и желаемый уровень прибыли. Поэтому низкорисковые белорусские облигации почти автоматически попадали в портфели фондов», — описывает первую категорию высокопоставленный белорусский банкир.

«С другой стороны, у самих белорусов хватало иностранных денег, которые надо во что-то инвестировать. Не будешь же ты открывать там бизнесы — это управление, риск. Проще инвестировать в бумаги. Тем более это очень красивый и безопасный способ превращать свои деньги «здесь» в свои деньги «там» — частные белорусские банки через доверительное управление сами советовали это своим клиентам. Зачем вам покупать облигации внутри страны, если мы можем вам купить через нерезидента?

Внутри Беларуси действуют ограничения по процентной ставке, более 3—4% ты не заработаешь, а купив через нерезидента, ты можешь разместиться под 8%. Словом, аргументов хватало, — описывает другой банкир мотивацию второй категории. — Клиенты занесли деньги в банк, банк перечислил их британскому брокеру с поручением купить такие-то и такие-то бумаги. Если у клиента есть счет в другом месте, то можно дать брокеру такое же поручение перечислить деньги обратно на зарубежный счет».

Война поменяла все правила 

История всех этих евробондов была рутинной и ничем не примечательной, пока Россия вместе с Лукашенко не напала на Украину, что ударило по финансовым отношениям с цивилизованным миром. 

Подогрело ситуацию решение России выплачивать долги кредиторам из «недружественных стран» по внешним заимствованиям только в российских рублях и на счета внутри России.

Беларусь пошла той же дорогой, но сначала это касалось только долгов перед Европейским банком реконструкции и развития, Северным инвестиционным банком и Международным банком реконструкции и развития. Этого хватило, чтобы запустить слухи, что и Беларусь в итоге станет погашать свои облигации только резидентам «дружественных юрисдикций». И поэтому основные держатели начали избавляться от ценных бумаг. 

«Поведение фондов в такой ситуации понятно — им проще сбросить это дерьмо, чем иметь дело с Беларусью, что репутационно может стоить намного больше, еще и при вероятности неполучения выплат вообще», — говорит белорусский банкир.

Заманчивое предложение

Для масштабов мирового рынка белорусские облигации — это пыль, сотые доли процента от миллиардных портфелей солидных фондов. И когда фонды начали истерично избавляться от ценных бумаг, появился большой дисконт. Облигации можно было выкупить за 30% от стартовой цены.

«Ооо! Пошел дисконт! И дата окончательного погашения быстро. Тогда это выглядело гарантированной ставкой — выигрывает тот, кто успеет купить. Минский бизнес заволновался. Есть те, кто пошел в банки, чтобы на кредитные деньги купить облигации: конечно, на покупку ценных бумаг тебе никто кредит не даст, но у банка можно попросить на существующий бизнес, немного подмахлевать с бумагами, а когда получишь перевод, разными схемами засунуть деньги в облигации в надежде быстро обернуться», — говорит банкир. «Нашай Ніве» известны фамилии нескольких таких бизнесменов средней руки. Они отказались комментировать свои приключения. 

«При этом было понимание, что если белорусов внутри страны и могут кинуть, то нерезидентов кидать не будут, потому что нельзя. Иначе это дефолт. Все сметали евробонды через своих нерезидентов за рубежом, в частности, в Казахстане, России и так далее. Государство же фактически не знает, кто купил облигации — их купил брокер, который не раскрывает клиентов».

«Я так понимаю, что денег на погашение облигаций просто не было и нет, ведь это законы природы — если ты достаешь из бюджета $800 миллионов, то кто-то в государственном секторе их не получит. Поэтому Минфин решил как можно больше сократить сумму выплат и заявил, что облигации будут гаситься в белорусских рублях и на белорусские счета. Они считали, что иностранным фондам проще будет просто списать эти копейки. Копейки для фондов, но не для Беларуси», — говорит непосредственный участник истории.

«Чтобы забрать деньги, нужно показать себя — ты уже не можешь их забрать втемную. Ты идешь к брокеру, получаешь подтверждение, что это твои деньги, указываешь счет в Беларуси и вскрываешь своего нерезидента, на которого покупались облигации. И четко видно, кто ты».

Своих можно и кинуть

«И вот тогда в Минфине поняли, что произошло — это белорусы и россияне массово выкупили государственные облигации. Теперь государство должно не иностранцам, а своим же. А кинуть свой скот, сами понимаете, это не то же самое, что кинуть американский пенсионный фонд», — не сдерживается в словах один из пострадавших. 

Конечно, белорусский Минфин не признавался, что он кинул инвесторов. Вместо этого они стали вводить новые условия для получения денег. Мол, мы погасим, но только по тому курсу, по которому сами скажем, потом — что можем выкупить за 30% от цены, потом — что не будем вообще рассчитываться с теми, кто купил облигации после 9 сентября 2022 года, потому что международные корпорации Citigroup и Citibank отказались быть агентами в отношении евробондов.

«Сделали вид, что готовы были бы заплатить, если бы не западники. Только почему перестали гасить купоны еще когда Citibank выполнял свои функции — риторический вопрос.

Ну и, отказ CitiBank работать с белорусскими бумагами означает не принципиальную невозможность рассчитаться в валюте с держателями облигаций, а отговорку. Потому что можно было рассчитаться в евро через Commerzbank или Raiffeisen, эта возможность есть и сейчас. Скорее всего, привязка к этой дате потому, что они увидели или поняли, когда выкупался основной объем облигаций. Поэтому CitiBank здесь ни при чем. Они и в рублях погасить не могут», — говорит белорусский финансист. 

Несколько бизнесменов подтвердили «Нашай Ніве», что и не получают выплат по купонам, и не могут добиться погашения облигаций. В Минфине их просто отфутболивают. В каждом случае речь идет о сотнях тысяч долларов. 

Неужели все проиграли? Нет. Масса народу очень хорошо заработала — это те, кто купил с дисконтом, но не стал ждать погашения и перепродал другим желающим, чтобы заработать на дельте в моменте, а не ждать магии в феврале 2023-го. Вот они заработали. А те, кто решил ждать погашения, массово прогорели. 

«Почти все белорусские бизнесмены из топ-20, которые не связаны с ІТ, в эту историю вляпались, — утверждает заслуживающий доверия источник из банковских кругов. Подтвердить эту информацию напрямую возможности нет. — Не секрет, что многих за эти годы очень сильно подстригли штрафами из серии «сами придумайте за что». Народ увидел в облигациях способ получить «компенсацию». А, выходит, таких кинули дважды».

Друг Путина — исключение

Что примечательно, кинутыми оказались и россияне. Долг перед российскими держателями белорусских облигаций сейчас оценивается в $160 миллионов. Некоторые в России пытаются судиться с белорусским Минфином. 

Но вот что примечательно. По словам не связанных между собой финансистов и банкиров, единственный человек, которому удалось забрать деньги — это приближенный к Путину российский бизнесмен Константин Николаев.

«Как ему удалось забрать деньги, точной информации нет, так как это все закрытые дела. Кто-то считает, что Путин высказал претензию Лукашенко: мол, почему моих обижаешь? Но более вероятно, что кто-то из администрации Путина мог зайти в кабинет к [послу Беларуси в России Дмитрию] Крутому. Этого бы хватило. В банковских кругах расчет с Николаевым считается фактом», — сказал нам один из наших собеседников. 

@nashaniva Бізнэс па-беларуску: людзі прагарэлі на дзяржаўных аблігацыях, але толькі не сябар Пуціна #лукашенко #александрлукашенко #беларусь #мова #навіныбеларусі #беларусьсейчас #беларусьновости #нашаніва #путин ♬ Stealthy mischief(1088178) - KBYS

Также подчеркнем, что Минфин Беларуси не стал выплачивать проценты и по выпускам облигаций с погашением в 2026, 2027, 2030 и 2031 годах. Эти облигации также разбирали с дисконтом, но меньшим, чем был у самого ближнего выпуска. Этими облигациями также преимущественно владеют белорусы.

Клас
22
Панылы сорам
25
Ха-ха
74
Ого
11
Сумна
10
Абуральна
28