Александру 28 лет. Он родился и вырос в деревне Мышковичи Кировского района. Потом отучился на менеджера-экономиста и, работая по специальности, дорос до директора небольшой фирмы, занимающейся экспортом цветного металлопроката из России в Беларусь.

«Я перешел на удаленку и жил в Минске. В какой-то момент меня начала напрягать серость за окном, холод, плохая погода. Все это сильно осложняло внутреннее состояние: ничего не хотелось делать — только свернуться калачиком и лежать вместе с котом. И я подумал: было бы неплохо уехать в какую-нибудь теплую страну», — вспоминает Александр.

«Я выбирал между тремя направлениями: Аргентина, Маврикий и Бали. В Аргентине оказался неудобный часовой пояс: чтобы работать, пришлось бы вставать ночью. Маврикий я посчитал слишком маленьким островом, на котором нечем заняться. Поэтому остановился на Бали».

В марте белорус прилетел в Индонезию. Планировал задержаться на месяц, а в итоге несколько раз сдавал билеты и остался там до августа.

«На острове очень классная атмосфера. Много интересных людей и событий — постоянно проходят какие-то ивенты, практики, пленэры. Но жить там дорого: скромная комната на вилле (с плесенью) обойдется в 260 долларов. Цены на продукты тоже выше: на молоко — в 2,5 раза, на мясо — в 1,5. В общем, для комфортного существования (без всяких лакшери-условий и огромных вилл с бассейном) понадобится 1500 долларов в месяц. А это ни разу не дешево — это миф».

На Бали наш герой повстречал свою девушку и вместе с ней решил махнуть во Вьетнам.

«Мы прилетели в южную столицу — Хошимин. Местные до сих пор называют ее Сайгон.

Первое, что впечатлило, — это сам город. Большой душный азиатский мегаполис с небоскребами и безумным трафиком. После деревни под названием Бали это был шок».

Вторая поразительная вещь — отсутствие метро (при населении в 9 миллионов человек!).

«Общественный транспорт во Вьетнаме в принципе не самый понятный. Автобус может опоздать на час, может просто не приехать или повезти тебя по другому маршруту. Между городами курсируют так называемые sleeping bus, где вместо привычных сидений — кровати. И на них реально можно спать».

Так как ребята не хотели жить в сильно туристической локации, они поселились в Баолоке, кофейной столице страны. Вьетнам занимает одно из лидирующих мест по экспорту робусты.

«По всему городу раскинулись огромные поля, где выращивают кофе. Даже наша вилла находилась в центре плантации. Вдоль дорог здесь сушатся зерна, а в самом городе открыто не меньше 100 кофеен, и это при том, что живет тут всего 130 тысяч человек.

И подобные заведения — это не просто маленькие забегаловки, а целые дворцы в несколько этажей с собственной территорией. Я часто задавался вопросом: для кого все это построено? Ведь сами вьетнамцы совсем не богатые люди».

Довольно распространенный напиток здесь — кофе копи-лювак. По всему миру он считается дорогим удовольствием — килограмм стоит около 700 долларов. А все из-за необычной технологии производства: кофейные вишни поедают маленькие зверьки мусанги, переваривают их и испражняются зернами, которые благодаря особым желудочным ферментам приобретают неповторимый вкус.

«Национальная кухня здесь тоже специфическая — всегда острая, даже если просишь об обратном. Местные очень любят разную зелень, рыбу и, конечно, рис. Для него на кухне есть специальный ящик размером с посудомоечную машину».

Здесь часто едят улиток и лягушачьи лапки — их на развес можно купить в любом магазине. Эти пристрастия достались вьетнамцам в наследство от колонизаторов из Франции. Благодаря им в некоторых провинциях появились католические храмы и европейского вида здания. Например, город Далат чем-то похож на Вильнюс, но с азиатским колоритом — неоновыми вывесками, уличными торговцами.

Кстати, о колорите: вьетнамцы очень любят собак, причем во всех смыслах…

«Как-то я ехал по дороге и заметил, что на прилавке лежит жареный пес. Целиком. Я проехал еще 50 метров и увидел точно такого же. Оказалось, для съедения здесь разводят специальную породу. Конечно, это зрелище не из приятных. Но, насколько я знаю, более молодое поколение старается отходить от этой традиции».

Не пугайтесь: собак во Вьетнаме любят и в привычном нам понимании. Порода номер 1 — это пудель. Их обожают настолько, что готовы потратить на щенка 200 долларов — по меркам страны это очень даже солидная сумма.

Еще одна вещь, впечатлившая белоруса, — это кладбища. Визуально они не очень-то отличаются от наших — мраморные надгробья и вот это вот все. Но есть и кое-что другое: само отношение к смерти. Оно будто бы проще, чем мы все привыкли.

«Как-то раз мы решили прогуляться среди захоронений и рядом с детскими могилами увидели женщин, собирающих одежду в благотворительных целях. Они все улыбались. Возле каждого надгробия (их было штук 40) лежали музыкальные игрушки в виде покемонов и других персонажей. И все они играли какую-то веселую мелодию. Пожалуй, это самая странное, что я видел за все время во Вьетнаме».

Но давайте вернемся к чему-то более мирскому. Допустим, к недвижимости. Александр вместе с девушкой снимал за $360 в месяц целую виллу, состоящую из двух комнат и двух туалетов. В стоимость входила плата за электричество, воду и еженедельную уборку.

Конечно, найти подобный вариант не так просто.

«Лучше забыть про Booking и Airbnb — там нет и 70% реально сдающегося в аренду жилья. Я пользовался Facebook, писал в разные группы. Это был тот еще квест: вьетнамцы совсем не знают английский язык. Приходилось пользоваться переводчиком, который вместо нормального текста о поиске квартиры выдавал что-то в духе «два путника, странствующие по миру, ищут себе палатку». На курортах дела со знанием языка обстоят чуть лучше: в Нячанге, где обычно отдыхают туристы из СНГ, местные говорят по-русски».

По соседству с молодой парой жили сами хозяева виллы (они нередко угощали ребят фруктами, которые сами же выращивали). Поэтому у белоруса была отличная возможность познакомиться с особенностями этого народа поближе.

«Они очень добрые и приветливые. Постоянно улыбаются. Я никогда не видел, чтобы вьетнамцы ссорились друг с другом или просто повышали голос. Приезжим они всегда стараются помочь. Да, порой из-за собственной безответственности и расхлябанности они делают это как-то неумело, но стремление угодить просто бесконечное.

Как-то я хотел выпить в заведении чашечку кофе, но у меня с собой не оказалось наличных денег (белорусской картой оплатить что-либо практически невозможно). В итоге бариста сделала мне напиток бесплатно».

Тем не менее вьетнамский сервис, по мнению Александра, оставляет желать лучшего: столы могут быть не убраны, а официанты иногда подают еду грязными руками. О красивой сервировке и прочих мелочах тоже можно забыть.

«Вьетнамцы очень любят петь в караоке — они здесь буквально на каждом шагу. Второе по популярности развлечение — бильярд. Ну а третье — азартные игры. Но из-за того, что казино разрешены только в туристических локациях, обычные люди играют в некое подобие автоматов, получают призы и обменивают их на деньги».

Собеседник утверждает, что средняя зарплата вьетнамца не превышает 200 долларов. Частенько они селятся в некоем подобии гаража с решеткой, за которой скрываются диван, телевизор и т. д. Так что, прогуливаясь по улице, можно легко подсматривать за чужой жизнью.

Кто-то открывает на первом этаже своего дома кофейню или магазин — по ним могут бегать дети хозяев, разбрасывать игрушки. Такая там своеобразная атмосфера.

«Несмотря на кажущуюся бедность, многие вьетнамцы ходят с айфоном последней серии, покупают дорогую технику или, например, фильтр для воды за 700 долларов. Так что понять, сколько они на самом деле зарабатывают, сложно».

Если говорить про стоимость продуктов питания, то в кофейной столице она такова: килограмм бекона стоит 8—9 долларов, 300 грамм куриного филе — 3 доллара, килограмм бананов — 0,4 доллара, килограмм ананасов — 1 доллар, большая коробка печенья Choco Pie — 1,2 доллара. При этом килограмм импортных яблок обойдется в 2 доллара, мандаринов — 3,7 доллара.

«Лично меня поразили цены на мед — порой они достигают 25 долларов».

Вот и считайте, что может позволить себе среднестатистический вьетнамец.

Но вот что удивительно: в Баолоке нищета не подталкивает людей к воровству и прочему криминалу. Александр и его девушка даже не запирали входную дверь.

«Я слышал, что в крупных городах могут вырвать сумку из рук иностранцев, вломиться в дом либо отель и ограбить. Но в Баолоке все как будто спокойнее: за все время я всего два раза видел полицию. Знаю, что тут, как и по всему Вьетнаму, орудует таксишная мафия, которая разводит туристов на деньги, но такое и в Минске иногда случается».

С медициной в стране тоже не все гладко, утверждает парень. Александр так и не рискнул посетить какую-нибудь из местных больниц. Да и без того наслышан, что в любой непонятной ситуации там просто выписывают антибиотики.

«Как-то я попал в аварию и остался с глубокими ранами на ноге. Возможно, даже подхватил инфекцию. Попросил соседей вызвать врача на дом — подумал, что так надежнее и безопаснее. Так вот пришел он… послезавтра. Пожалуй, это все, что нужно знать о пунктуальности вьетнамцев. Вероятно, поэтому местные предпочитают нетрадиционную медицину: иглоукалывание и походы к остеопатам, которые берут за сеанс не меньше 7 долларов».

Александр провел во Вьетнаме три месяца, после чего ненадолго вернулся в Беларусь (чтобы проверить здоровье в том числе). Дальше он планирует посетить Индию, а затем вернуться во Вьетнам, но уже северный.

Читайте также:

Ливан, Тенерифе, Азия. Айтишники рассказали, куда ездят зимой, чтобы погреться

«Кайфово, когда просыпаешься каждый день в новой стране». Белорус рассказал, тяжело ли работать на круизном лайнере

«Были проекты с оплатой до 350 долларов в день». Белорус рассказал, как работал фотомоделью на Бали

Клас
27
Панылы сорам
5
Ха-ха
5
Ого
11
Сумна
17
Абуральна
33