Полезно и хорошо быть реалистом, помнить о том, кто ты, какими ресурсами обладаешь, какую экспертность имеешь. «Пьянящее вино «желаемое за реальное» приводит к тяжелому и длительному похмелью.

У меня складывается впечатление, что далеко не все, кто выступает по вопросам политзаключенных, понимают, о чем они говорят. Эксперт — это не тот, кто решил высказаться по хайповой теме, а кто имеет опыт исследований/действий в этой теме.

Просто напомню, что пару лет назад все, кто мог (в том числе, какое-то время даже ваш покорный слуга), занимались вопросом международной уголовной юрисдикции. Время прошло, дело не доведено до конца. Перспективы туманные. Зато теперь можно поразмышлять об освобождении политзаключенных — хайп любит новые темы.

Я скептический циник в вопросах освобождения политзаключенных и, больно и неприятно это признавать, но я не вижу предпосылок для того, чтобы власть начала выпускать заложников.

Еще более циничное сравнение — если ты приходишь на рынок, то ты либо покупатель, либо торговец.

Чтобы быть покупателем, у нас нет денег, а чтобы быть торговцем — нет товара.

Даже если бы лукашисты были готовы «торговать живым товаром», у нас нечего предложить взамен — ни денег, ни товара. Я сознательно не говорю о нравственности/безнравственности такой торговли. Она в любом случае невозможена для нас сегодня.

Предложить снять с Луки санкции? То напомню что не мы их накладывали, а страны Европы и США, и не за то, что нас били и пытали в 2020-м, а за самолет с Протасевичем и за гибридный миграционный кризис.

Безусловно, дипломатические усилия по освобождению политзаключенных важны и необходимы, но на сегодняшний день минский режим не имеет достаточных преимуществ от сотрудничества с Западом по вопросам политзаключенных. Внешняя политика режима легла под кремлевские нарративы почти полностью. Лукашенко больше не разрешено играться в самостоятельную линию Минск — Запад.

Поэтому, как бы досадно это ни звучало — даже гуманитарный список тех, кто завтра умрет за решеткой, скорее всего останется без подвижек. И мы с вами будем запоминать все новые фамилии умерших политзаключенных.

Мое мнение не экспертное, я не имею опыта в переговорах об освобождении заложников, а я выше писал, почему важно опираться на мнение настоящих экспертов.

Но я эксперт в других вещах — в непосредственной помощи и спасении людей, и я знаю, что должен делать в этой ситуации.

Продолжать поддерживать политзаключенных и их родственников, эвакуировать людей, если это получается, заниматься реабилитацией и социализацией тех, кто отсидел свое и вышел. Может, это и не так хайпово, но точно работает.

Читайте также:

«Мы можем поставить это условие». Латушко рассказал, на что можно обменять освобождение политзаключенных

К попыткам освобождения политзаключенных подключали Австрию, Швейцарию и Красный Крест — Вечерко

«Байсол» в 2022 году передал репрессированным около 2 миллионов евро, сейчас идет сбор детям политзаключенных == Стрижак

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?