Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

«Фронтовик знает, где граница жизни и смерти»

Артему Кузьмичу сейчас 28. На фронт он попал в 18 лет. Говорит, в том возрасте был морально готов на фронте погибнуть. Без особых эмоций воспринял ранение. По его словам, война похожа на голливудский боевик, только в реальном бою солдат убивают.

После ампутации ноги спецназовец прыгал с парашютом, бегал, гонял на мотоцикле, занимался скалолазанием. Но, конечно, ранение ограничивает преодоление нагрузок.

Осенью 2020 года Артем случайно посетил тренировку по джиу-джитсу и увлекся этим единоборством. В нем увидел потенциал для реабилитации раненых военных.

«Джиу-джитсу идеально подходит для людей с ампутациями. В этом виде спорта не обязательно стоять на двух ногах. Борьба происходит в партере. Ее можно адаптировать под любую инвалидность», — объясняет он.

Об открытии спортивного клуба Артем задумался еще до полномасштабной агрессии России. Тогда была возможность получить финансирование от городских властей Киева. Планам помешала большая война. Идею пришлось отложить.

Тренировка фронтовиков с ампутациями в клубе TMS HUB. Фото: instagram tms.hub.ukr

Тренировка фронтовиков с ампутациями в клубе TMS HUB. Фото: instagram tms.hub.ukr

Артем тренировался, участвовал в соревнованиях. После одной из нынешних побед обладатели украинской лиги джиу-джитсу TMS предложили ему вернуться к своему проекту. На частное финансирование и было открыто спортивное пространство для военных и ветеранов TMS HUB.

На первую тренировку 22 августа пришло 10 человек. За три месяца количество посетителей значительно увеличилось, и одного зала оказалось маловато. Вскоре откроется еще одна площадка.

«В Украине десятки тысяч людей с ампутациями, а война еще не закончилась», — замечает Артем.

В клуб приходят и фронтовики без ранений. С посетителями работают психологи, тренеры, специалист по психологической реабилитации.

Артем Кузьмич на тренировке. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем Кузьмич на тренировке. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем говорит, что от посттравматического расстройства полностью вылечиться невозможно. Во многом от самого человека зависит, справится ли он с таким недугом. В клубе «дают удочку, а рыбу должен поймать сам фронтовик».

Тот, кто побывал на войне, знает, где граница жизни и смерти, добавляет парень. Для солдата не существует прежнего мира, и ему нужно научиться жить с новыми ощущениями в новой реальности.

«Если бы Позняка убил КГБ, то он стал бы белорусским Дудаевым»

Жизнь обычного Минского подростка, которым был Артем Кузьмич, круто изменил в 2011 году теракт в метро. 15-летний парень, сопоставив тогдашний валютный кризис с терактом, сделал вывод, что он был выгоден тем, кто хотел отвлечь внимание белорусов от проблем в экономике.

Это повлияло на отношение юноши к режиму. Он не верил в ненасильственную борьбу. Об этом ему свидетельствовали примеры свержения диктаторских режимов в других странах.

«Существовал только силовой вариант, при котором нужно нарушать закон, рисковать жизнью и волей, — говорит он. — В то время я был очень молодым, чтобы организовывать революционную ячейку. Учился сопротивлению доступными способами. Создавал себя сам. В семье не было авторитета, поэтому его нашел снаружи».

Артем присоединился к фанатскому футбольному движению, чтобы «закалить дух и воспитать себя сильным».

Джохар Дудаев. Архивное фото

Джохар Дудаев. Архивное фото

Его духовным наставником стал лидер чеченского сопротивления Джохар Дудаев. В нем увидел безупречный авторитет — ведь Дудаев «бросил вызов тому, кто многократно сильнее его».

«Дудаев предсказывал войну России против Украины еще в 1990-х. Он разбирался в геополитике, в нем была непоколебимая вера в победу. Я понял, что нас 10 миллионов, а чеченцев намного меньше, и они выступили против России, а почему этого не можем сделать и мы», — объясняет он.

Пример Дудаева наложился на тогдашний юношеский настрой Артема «бороться за свою Беларусь». Главной для парня была борьба за справедливость.

Морального авторитета в белорусском пантеоне героев он не отыскал.

Зенон Позняк. Фото: Наша Ніва

Зенон Позняк. Фото: Наша Ніва

На упоминание о Василе Быкове и Зеноне Позняке, которые предупреждали о наступлении в Беларуси тоталитаризма и российскую военную угрозу, Кузьмич говорит, что в жизни Позняка не видел, но при встрече пожал бы ему руку за его позицию.

Но, считает он, сравнивать Дудаева и Позняка невозможно.

«Это величины разных масштабов, — говорит бывший фронтовик. — Если бы Позняк остался в Беларуси и его убил КГБ, то он бы стал белорусским Дудаевым, но он уехал в эмиграцию».

«Важность национального понял только в 18 лет»

Артем Кузьмич родился в год, когда Лукашенко через референдум сменил национальную символику на подкорректированную советскую и придал русскому языку статус государственного.

Важность национального Артем понял только в 18 лет, побыв полтора месяца в Украине. Там он заметил, что украинцев от белорусов и россиян отличал их язык.

На чужбине парень задумался, почему в Беларуси белорусское угнетенное.

«Вроде бы белорусский язык и государственный, но в жизни его не слышно. Белорусы отличаются от россиян разве тем, что говорят немного на другом русском языке, но жесткой привязки, как в Украине, к национальному нет», — вспоминает свои раздумья Артем.

Артем Кузьмич на победном пьедестале с бело-красно-белым флагом. Фото: Социальные сети

Артем Кузьмич на победном пьедестале с бело-красно-белым флагом. Фото: Социальные сети

В утрате национальной идентичности он видит корни нынешних белорусских проблем.

Сам Артем по-белорусски не говорит и объясняет это тем, что вырос в среде без белорусского, а слово «националист» в нем воспринималось как одно из самых страшных. В школе на белорусский язык и литературу отводилось по два часа, которых было недостаточно, чтобы стать белорусскоязычным. Но Артем с друзьями ходил на языковые курсы в усадьбу Общества белорусского языка.

Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

В подростковом возрасте Артем политическими событиями не интересовался. Из оппозиционных политиков того времени вспоминает Николая Статкевича и Владимира Некляева.

«Я не хочу умалить подвига белорусов, которые рубились с Лукашенко в 1990-х и начале 2000-х годов, но учтите, что я родился в 1995-м и начал задумываться о жизни только в 2011-м», — обращает внимание он.

На его взгляд, украинское сопротивление не сравнимо с белорусскими протестами 2006 и 2010 годов.

«На Майдане люди стояли насмерть. А в Беларуси протестующих побили палками и они разбежались», — отмечает спецназовец.

О решающей встрече с Некляевым

Когда в 2014 году Россия напала на Украину, Артему было 18 лет. Он следил за Майданом и жаждал быть среди участников Революции Достоинства.

«Меня впечатлило, что там совершаются подвиги, происходит историческое событие на десятилетия вперед. О героях Майдана будут говорить и помнить», — вспоминает он.

Парень отправился в Киев, когда в защитников Майдана начали стрелять. В столицу Украины он добирался через Россию, так как в Минске в те дни билеты не продавали.

«Я опоздал на день. Революция победила. Власть изменилась. На Майдане все дымило, но самого движения уже не было», — вспоминает он.

Владимир Некляев на Майдане. 2014 год. Фото: социальные сети

Владимир Некляев на Майдане. 2014 год. Фото: социальные сети

В Украине Артем пробыл полтора месяца. Там сошелся с фанатами футбольного клуба «Динамо». С ними участвовал в акциях Евромайдана в регионах.

Когда ситуация утихла, Артем вернулся в Беларусь, соскучившись по ней. Парень хотел рассказать землякам о пережитом в Украине, предупредить о приближении «большой войны». В Крыму тогда уже появились «зеленые человечки».

О Майдане, вспоминает он, соотечественники знали, но говорили о нем как об «ошибке украинцев«, которая привела к «потере Крыма».

«Белорусы не были против Украины, но говорили, что им не надо было вы**ваться, потому что у них и так было все нормально. Когда слышал это, понимал, что вряд ли эта масса людей захочет знать правду о Майдане», — отмечает Артем.

По его мнению, тогдашние белорусы не были против, чтобы ими управлял Лукашенко. На него возлагали ответственность за свою судьбу и надеялись, что он «плохих управленцев поставит на место, а они будут смотреть за тем по телевизору».

«Лукашенко воспринимался как чувак из села, которого возят по заводам, где он рассказывает что правильно, а что не правильно. Ему тогда доверяли», — считает Артем.

Из двух месяцев, пробытых на родине, половину Артем просидел в изоляторе на Окрестина. Его удерживали в неволе, пока в Минске проходил чемпионат мира по хоккею.

Увидев «апатичную» Беларусь, Артем задумал вернуться в Украину. Точку в его колебаниях поставил Владимир Некляев, которого будущий белорусский доброволец встретил в центре Минска. У политика он спросил, что нужно делать молодежи для Беларуси.

«Он ответил: если вы, молодой человек, для этой страны готовы на все, то единственный реальный фронт в борьбе за свободу Беларуси — в Украине. Если мы поможем украинцам отстоять территориальную целостность, дадим под дых Москве, то, оказавшись наедине с Лукашенко, разберемся с ним», — пересказывает слова Некляева бывший спецназовец.

Погибшие побратимы Артема Кузьмича: Алексей Скобля (слева) и Илья Хренов. Коллаж из фото: социальные сети

Погибшие побратимы Артема Кузьмича: Алексей Скобля (слева) и Илья Хренов. Коллаж из фото: социальные сети

Беседовал с Некляевым тогда и одноклассник Кузьмича — Илья Хренов. В 2022 году он погибнет, защищая пригород Киева — Бучу. Илья более известен своим позывным «Литвин».

«Илье было стыдно, что он не был на Майдане. В Украину мы поехали вдвоем. 22 июня 2014 года мы уже были бойцы полка «Азов» с оружием в Мариуполе», — рассказывает Артем.

«Рашистский Донбасс» и «разрушение образа борющейся Украины»

В «Азове» Артем Кузьмич воевал полтора года, а в 2016-м попал в армейский спецназ, где познакомился с Алексеем Скоблей. В Украину Алексей приехал, увидев Артемово видео, записанное в 2014 году. Скобля погибнет в 2022 году и посмертно получит звание «Герой Украины».

Артем говорит, что хранит рукописи друга и когда-то их приоткроет.

Алексей накладывал лонгет на ногу Артема, когда он подорвался на мине.

«Я знал, на что шел, с момента, когда в 2011-м узнал о взрывах в метро, поэтому был готов к тому, что со мной случилось в 23 года», — говорит Артем о своем ранении.

Артем Кузьмич после ранения в эвакуационной машине. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем Кузьмич после ранения в эвакуационной машине. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

После 4 месяцев лечения командование сил специальных операций предложило белорусу должность инструктора в учебном центре. В течение двух лет он отбирал и готовил бойцов для армейского спецназа.

На фронте ему приходилось беседовать с захваченными в плен мобилизованными бойцами из «ДНР» и «ЛНР». Это было «мужичье, вышколенное российскими инструкторами».

«Они не считали себя ментально украинцами. Их поведение, привычки были не украинскими. Советский Союз, Россия постаралась сделать из них рашистов. Это была длительная историческая работа», — говорит Артем.

18-летний Артем Кузьмич в полку «Азов». Фото: личный альбом Артема Кузьмича

18-летний Артем Кузьмич в полку «Азов». Фото: личный альбом Артема Кузьмича

После боевых заданий Артем бывал в Киеве, и увиденное в столице разрушало образ борющейся Украины. Горожане не были озабочены тем, что творилось на востоке, где погибали солдаты.

«Когда первый раз попал в Киев с фронта в 2014 году, то видел много мужчин призывного возраста, которые не готовились к войне. Они старались не упоминать о ней. Не задумывались о том, что нужен огромный ресурс, чтобы все отвоевать», — говорит Артем.

По его словам, сейчас многие украинцы, взявшие оружие в 2022 году, сетуют на то же самое.

«Украина не будет освобождать Беларусь»

К полномасштабной российской агрессии Артем Кузьмич был готов. Не удивил его и заход российской армии с территории Беларуси.

Он убежден, что в 2020 году непродуманные действия оппонентов лишили Лукашенко маневра и он вынужден был подчиниться Путину.

2020 год. Милицейский спецназ «наблюдает» за протестами. Фото: Наша Ніва

2020 год. Милицейский спецназ «наблюдает» за протестами. Фото: Наша Ніва

По мнению собеседника, изменить в Беларуси существующий режим и добиться свободы в 2020 году было невозможно, так как этого бы не позволил путинский режим.

«Надо выходить на бой, когда понимаешь, что готов умереть за свои идеалы, а от размахивания шариками и создания красивой картинки толку нет. Мой искренний поклон белорусам, погибшим в 2020 году. Это герои Беларуси. Мое уважение к тем, кто сидит в тюрьмах. Но загнанному в угол Лукашенко пришлось выполнить требование Путина, которому нужно было зайти в Украину из Беларуси», — настаивает Артем.

Он напоминает, что на российское вторжение из Беларуси Украине пришлось мобилизовывать огромный военный ресурс для обороны Киева. Оккупация южных регионов — последствия «киевской кампании».

Для Артема Кузьмича Беларусь уже «часть Российской Федерации», а в Украине сейчас собрались лучшие белорусы. Он дистанцируется от соотечественников, которые «сидят в Европе и чего-то ждут». 

«Для меня лидеры вроде Тихановской, как тот же Лукашенко — враги белорусского народа. Обстоятельства действительно могут привести к тому, что лучше из страны убегать. Но если началась война и с территории Беларуси произошло подлое вторжение, то задача лидера призвать белорусов к отвоеванию своей земли», — доводит свою позицию Кузьмич.

Спецназовец убежден, что Украина не будет освобождать Беларусь, даже если ей удастся выйти на границы 1991 года.

Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Артем Кузьмич. Фото: личный альбом Артема Кузьмича

Когда это произойдет, спрогнозировать невозможно. Он допускает, что война может растянуться на десятки лет. За это время неизвестно, что будет с Беларусью.

«Заход в Беларусь вооруженных подразделений из Украины трудно представить», — считает Артем.

Для освобождения Беларуси, считает он, нужно 50—100 тысяч военнослужащих. Для 10-миллионной страны это не проблема, но бывший фронтовик сомневается, что белорусы в эмиграции готовы освобождать Беларусь с оружием в руках. Те, кто готовы, уже в Украине. По его мнению, белорусская нация возродится из той тысячи добровольцев, которые в Украине уже воюют против России.

Если вам важно то, что делает «Наша Ніва», поддержите нас через Патреон. Тогда мы будем способны сделать больше.

Смотрите также:

У родителей белорусских бойцов батальона «Азов» прошли обыски  

«Возможно, нам не придется ехать в Беларусь на танках. Может, все решится само собой». Большое интервью с командиром полка Калиновского

 Боец «Кусь» из полка Калиновского — о работе на железной дороге и в БРСМ, испытании войной и выборе между пленом и смертью

Хроника взрывов в Беларуси: 1997—2011 

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?