Иллюстрация: Медиазона

«Это был интересный путь, как возвращение домой»

Музыкант Кристина родилась в Эстонии, но с мужем и дочерью живет в Германии.

Ей 32 года, и увлечение белорусским языком началось с детства. Родители часто отправляли девочку в деревню к бабушке с дедушкой — в Ляховичском районе.

«Вся деревня разговаривала по-белорусски, школа была белорусская, а мои бабушка и дедушка были в ней учителями. Дедушка преподавал историю, а бабушка — белорусский язык и литературу».

После была Эстония, обучение в Лондоне, и на какое-то время белорусский язык стал в жизни Кристины на паузу. Желание изучать язык предков появилось после университета.

«Вернулся интерес к своим корням, и поэтому я вернула белорусский в свою жизнь. Я начала читать книги по-белорусски. Это был интересный путь, как возвращение домой. Я даже начала лучше себя чувствовать ментально и психологически, так как пришло понимание, откуда я. Поэтому, наверное, я таким образом и осталась белоруской. Мне так лучше на душе».

Сейчас Кристина живет в многоязычной среде — белорусский, немецкий, английский, эстонский. Русский язык музыкант понимает, но полностью исключила его из своей жизни, так как считает, что «один славянский язык, бывает, в жизни мешает другому».

«Все, что я могу — я читаю по-белорусски. Даже про какие-то женские проблемы, про уход за кожей, какие-то философские вещи, художественную литературу. Сейчас когда надо что-то сказать по-русски, мне трудно, у меня уже, кажется, мышцы так не работают, выговаривать трудно», — говорит она.

Когда в семье появился ребенок, встал вопрос — на каком языке воспитывать. Родители пришли к выводу, что основным языком коммуникации с мамой будет белорусский.

Сейчас трехлетняя дочь Кристины разговаривает по-белорусски, а также владеет эстонским и английским.

«Она может использовать в одном предложении слова из нескольких языков, и я прошу ее второй раз сказать то же, только по-белорусски».

В воспитании таким образом Кристина время от времени встречается с проблемами. Например, достаточно часто выходит так: она ищет занятия или какой-то лагерь для белорусских детей. Но когда находит, оказывается, что занятия там ведутся по-русски — а этого языка дочь Кристины не понимает.

«Нахожу, радуюсь — вот, что-то новое для белорусов. А потом я прихожу, а там все по-русски. И меня это возмущает, потому что мой ребенок не понимает ни слова. Ее спрашивают: «Что ты делаешь?», а она слово «делаешь» не слышала, ей надо говорить — «што ты робіш». Вот тут много непонимания».

Кристина считает, что из-за того, что язык не передается от родителей детям, само существование его находится под угрозой.

«Я знаю родителей, которые сами хорошо владеют белорусским, но решили воспитывать детей по-русски».

«К сожалению, я считаю, что белорусский язык умрет. Вот такие пессимистичные размышления. Может, он умрет даже с этим поколением. Потому что я не чувствую, что она развивается. Нужно чтобы люди, которые считают себе белорусами, хотя бы начали этот язык передавать детям. Мы можем писать красивые стихи и создавать медиаканалы, но нет в этом смысла, если язык не передается следующему поколению», — считает она.

Сама Кристина при этом говорить по-белорусски продолжает, говорит — считает себя белоруской и не может иначе. Поэтому продолжает следить за белорусскими новостями («хотя они такие, что время от времени нужно делать перерыв, чтобы сохранить психику»), и мечтает об улучшении политической ситуации, чтобы посетить родину дедушки и бабушки. А еще — даже сама создает песенки и поговорки для своей дочери.

«Контента для детей по-белорусски хватает, но если вдруг мне срочно нужна какая нибудь песенка или считалка, я просто придумываю сама. Думаю, что если мне понадобится для дочери какая нибудь книга, и ее не будет по-белорусски, то я просто переведу ее сама».

«Первое, что я посмотрел по-белорусски, была свинка Пеппа»

В 2020 году Енджей в Познани познакомился с белоруской, и начал изучать белорусский язык, чтобы проще объясниться с ней. Ранее он никогда не говорил по-белорусски, но изучал русский — на факультете востоковедения в Познаньском университете имени Адама Мицкевича.

Сейчас с той девушкой Енджей уже не вместе, но учится на открытом недавно в университете факультете белорусской филологии.

Кроме того, дедушка Енджея родом из Барановичей, поэтому поляку было интересно научиться разговаривать на его языке.

Изучать язык парень начал с чтения книг и белорусского контента на ютубе.

«Хотя, если честно, первое, что я посмотрел по-белорусски, была свинка Пеппа. А потом были уже разные блогеры, каналы с мемами. Ведь лучше всего язык учится через смех».

Сейчас Енджей разговаривает по-белорусски с друзьями из диаспоры в Польше, а также на работе — с белорусами, которые приходят к нему по своим делам. Чаще всего, правда, они разговаривают по-русски, но бывают и исключения.

«Я — поляк, разговариваю с ними по-белорусски, а они отвечают мне на русском, это странно, конечно. Но бывает и так, что они очень радуются тому, что я говорю по-белорусски, и отвечают мне по-белорусски тоже».

Вне работы Енджей дружит с несколькими белорусами, вместе они посещают мероприятия, которые диаспора проводит в Познани.

«Например, было мероприятие, годовщина выборов. Выступало много людей, и никто не говорил по-русски. Мне кажется, это значит, что можно сказать, что Познань — белорусскоязычный город».

По словам Енджея, особенно в компании белорусов вдохновляют те, кто переходит на белорусский язык.

«Я знаком с людьми, которые, переехав сюда, в Польшу, начали изучать и польский, и белорусский. Получается, что у них находятся на это и силы, и время».

Несколько раз Енджей бывал в Беларуси, один раз — проездом по дороге в Катынь, второй раз — на конференции в университете и еще один раз — специально ездил на родину дедушки в Барановичи.

«Я провел там две недели. Такой интересный город, кажется, там нечего смотреть, но если почитать, то узнаешь, какая у него интересная история».

Он хотел бы приехать в Беларусь еще раз, но пока не рискует.

«Я очень хочу снова поехать в Беларусь, но ситуация там тяжелая. Наверняка я сделаю это, как только будет безопасно. Так как чувствую, что мне туда надо, там родился мой дедушка».

«Я — большая неожиданность для белорусов: русский, который учит белорусский язык»

Максим в свои 29 уехал из Петербурга в Грузию после начала войны, а оттуда — на Кипр.

Белорусский язык появился в жизни Максима в 2019 году — тогда у подруги ему попалась книга — сборник стихов Максима Танка.

«Было интересно, я не пользовался никакими переводчиками, пытался догадаться, о чем же там было», — вспоминает он.

До 2020 года белорусского языка в жизни Максима больше не было, но когда начались протесты — он начал читать новости по-белорусски, и таким образом учить язык. А в Грузии, где он оказался из-за войны, парень познакомился с белорусами.

«Внезапно нашлась группа белорусов, с которыми можно было поговорить, провести время. Это было полностью о белорусской культуре, были какие-то исторические лекции. И там я уже начал практиковаться в разговорах, где-то с сентября 2022-го».

«Я был большой неожиданностью для белорусов Сакартвело — русский, который учит белорусский язык», — говорит Максим.

Сначала Максим разговаривал на, как он сам говорит, трасянке — когда не знал слова по-белорусски, заменял его российским соответствием. Просил собеседников исправлять его, если говорит что-то неправильно, старался запомнить как можно больше новых слов.

Со временем подписался на популярные аккаунты в инстаграме — «Пакрысе», «Лёгкая мова», Лизу Ветрову и других.

Изучение белорусского было для Максима приятным делом — молодой человек вообще интересуется языками и вместе с белорусским на разных уровнях владеет семью языками.

При этом белорусский в этом смысле помог ему лучше понять и родной язык.

«Я понял, что, зная более одного славянского языка, начинаю и русский лучше понимать. Я на него посмотрел иначе, начал замечать, что, например, осталось в белорусском или польском, но потерялось в русском».

После отъезда на Кипр белорусского языка в повседневной коммуникации Максима стало меньше. Разговаривать на нем пока не с кем, остается только переписка с друзьями из Грузии в мессенджере.

Время от времени Максим продолжает читать белорусские новости и думает о том, чтобы снова посетить Беларусь. Ранее он на несколько дней приезжал в Минск, и говорит, что этого очень мало, чтобы что-то понять о городе и стране.

«Я помню, видел тогда только главные проспекты — Независимости, Победителей, но этого недостаточно, чтобы получить полное впечатление. Тогда, кстати, я только один раз услышал на улице белорусския язык — какая-то женщина разговаривала по телефону. Сейчас я, конечно, не поеду в Беларусь, так как это опасно. А так — хотелось бы попутешествовать по ее деревням и болотам».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?