Фото: Darya Kaleda

Фото: Darya Kaleda

Кетеван — грузинка по отцу, он и ее мать встретились в советском Минске, когда папа девушки приехал туда на соревнования. Она сама родилась в Тбилиси и прожила в Грузии первые пять лет жизни, и имеет с тех пор только теплые воспоминания. 

Хотя жизнь в Грузии тогда была непростой: страна потеряла Абхазию, в Тбилиси потекли беженцы, экономика пошла на спад. 

И, однако, детство у нее было счастливое — настолько, насколько это было возможно. Вдобавок к этому девушка с теплом говорит о родных, с которыми и на расстоянии сохраняет хорошие отношения:

«Максимально благодарна родителям за то, как мы жили, несмотря на все происходящее вокруг. Спросила у мамы, в каком мире она меня ждала, и это происходило в очень страшном мире, где стреляют и бомбят. Иногда не было света, но родители относились к этому таким образом, что мы в это играли и воспринимали это как игру.

Мои родители пережили в свое время много войн, тяжелых переездов с четырьмя дочерьми, в жигуленке через горные перевалы, мы жили без электричества. Это было очень похоже на страны, где сейчас война. Мои родители — очень искренние и прекрасные люди, которые это пережили, спасли нас, дали нам все, что могли. С уважением отношусь к тому, что они сейчас хотят просто тихонько жить и делать то, что могут». 

Кетеван вернулась в Грузию, когда ей было 25 лет. Приехала в Тбилиси и, когда гуляла по городу, случайно оказалась на улице у своего бывшего дома. Признается: в тот визит плакала ежедневно, потому что будто приехала домой и восприняла Грузию как страну с очень теплыми людьми. И менталитет у нее больше грузинский, чем белорусский — хотя именно из-за белорусчины девушка теперь сама попала в изгнание.

И, тем не менее, Кетеван комфортно с белорусами. Иногда случаются конфликты, и похоже, что дело в менталитете: девушка склонна говорить, что чувствует, а для белорусской стороны эмоциональность и искренность может выглядеть как злость. А еще, говорит певица, белорусам нужно учиться работе вместе. Время отходить от нездоровой конкуренции, к которой нас приучила жизнь при режиме, ведь если деятели смогут сотрудничать, результат может получиться сильный.

Фото: Darya Kaleda

Фото: Darya Kaleda

«В таких концертах проявляется официальный белорусский патриотизм, он никакой»

Как это — когда белорусский и грузинский менталитеты сочетаются в одном человеке? 

«Я очень люблю быть в компании, и это очень грузинская история о том, что ты не можешь даже один позавтракать, тем более должен в путешествие ехать с кем-то, о том, что нужно собрать всех вместе и всем сделать хорошо. Также чувствую, что от Грузии у меня смелость и искренность, потому что это люди, которые могут ссориться, кричать друг на друга, но если будет тяжело, один придет ко второму и поможет. То есть ссора — это не про ненависть, а про то, что люди иногда имеют разные мнения.

Фото: Uladzislau Papou

Фото: Uladzislau Papou

Что касается белорусского, то я очень люблю и быть одной. Для меня белорусы очень интеллигентные, европейские и толерантные. Грузины говорят о себе, что они лучшие в мире и сделали все первыми, а в белорусах много толерантности и тонкости ощущений».

Кетеван когда-то хотела поступать в Академию милиции, но думала изучать там право и в итоге стать адвокатом, так как всегда имела желание кого-то спасать. Политическая сторона учебы в академии не смущала девушку — о политике в ее семье не говорили.

Но когда девушка приехала в Академию МВД на день открытых дверей, то почувствовала, что это не ее: «Увидела, как это все выглядит, какие там ходят люди и как они шутят. Мне не нравились лица этих людей, форма на них выглядела некрасиво, юмор у них был несмешной, хотя они стояли и гоготали».

Кетеван с раннего детства на сцене, но все равно думала об адвокатской карьере — мол, надо же получить надежную, «нормальную» профессию, так как неизвестно чего ожидать от творчества. Но после знакомства с Академией МВД пошла на день открытых дверей в Университет культуры. Увидела балетные пачки, пуанты, дирижеров и почувствовала — там ее место!

Девушка играла в театре, снималась в белорусском и российском кино, хотя последнее она считает подработкой. В белорусских театрах тогда платили очень мало, а в фильмах можно было хоть что-то заработать, даже за крохотную роль с одной репликой актеры получали 50 долларов. О государственном белорусском кино девушка высказывается скептически, но готова сниматься в независимых лентах.

В 2014-2015 годах певица путешествовала по Беларуси в агитпоезде, приуроченном ко Дню Победы. Причину объяснить просто — ей, студентке на то время, нужно было проявить себя как активного человека, так как имела шанс перейти на бюджетное обучение.

«Мы останавливались в разных городах, на концерты приходили люди. Не знаю, был ли им нужен этот праздник, но нас встречали тысячи людей. Идея сама по себе классная: возродить сцены того, как прибывает поезд с военными и оркестром. В последний день мы приехали в Минск, и там на 9 Мая проходил финальный концерт.

В таких концертах проявляется [официальный] белорусский патриотизм, он никакой. Он не о любви к своему краю, а об отбывании, и это очень чувствуется.

В агитпоезде были классные люди, и я познакомилась там с музыкантом, который стал моим очень близким другом. Честно говоря, я не испытывала в этом ни любви, ни другого искреннего чувства к своей стране. Там просто есть великолепные люди и люди системы, которые делают свою работу».

Фото: Darya Kaleda

Фото: Darya Kaleda

История, которую Кетеван считает самой отвратительной за все свое время на сцене, связана с алкоголем. Это произошло перед Новым годом на выступлении в минском баре «Оливье», что за Дворцом Республики.

Там маленькая площадка для музыкантов, на которой, говорит певица, она с музыкантами чаще всего исполняла спокойную музыку — босанову или джаз.

Во время одного из таких концертов, вспоминает певица, к ней повернулась посетительница бара и начала настойчиво спрашивать: «А веселее будет?» Кетеван считает джаз и босанову достаточно веселой музыкой, но слушательницу такое объяснение не устроило: «В какой-то момент она подошла ко мне, когда я пела, лицом к лицу, начала взмахивать ручкой и говорить «Хочу веселее!» Я уже представила себе, как беру ее за волосы и бью о стену, так как это было очень неприятно и унизительно. Но там были очень крутые музыканты, я знала, что они все сыграют очень хорошо. Обратилась к ним и попросила сыграть что-то знакомое людям, вроде «Вертится быстрей Земля».

Когда мы начали играть эту песню, на специальный ограничитель, где стоят только музыканты, сбежался весь бар и начал дико танцевать. У нас не появились барабаны, мы не начали играть громче или активнее. Просто началась знакомая песня, и все вскочили как бешеные. Мы пели просто вдавленные в стенку».

Закончилась тем, что с лестницы у сцены сбегала девушка в пайетках и упала на певицу. Та ударилась зубами о микрофон. Выругалась, ушла из зала, села у лестницы и начала плакать: мол, почему я должна за 50 рублей такое терпеть?

«Борюсь за Беларусь не просто так»

Что для певицы сегодня родина — Беларусь или Грузия? На этот вопрос она отвечает трогательно: «Он мне немножко напоминает мое детство, когда тебя зовут к столу и спрашивают, мол, кого ты больше любишь — папу или маму. В Грузии я родилась, моя кровь грузинская. А Беларусь — место, где я выросла, и мне важно побороться за нее. Не напрасно так случилось, я чувствую свою ответственность за происходящее в Беларуси.

Мне очень нравится узнавать о Беларуси и ее истории, о том, как за нее боролись. Для меня очень интересен феномен того, что она существует, существует ее история и язык, несмотря ни на что. Оно происходит у меня само собой, и ты не будешь бороться за страну, на которую тебе плевать.

Я борюсь за Беларусь не просто так, а потому что я ее люблю и чувствую ответственность перед ней».

Также Кетеван отмечает свой дуэт с Palina — песня «Месяц», которую они исполнили вместе, получила на сегодня 3,5 миллиона просмотров. До сих пор, говорит девушка, ей пишут с хорошими отзывами о том выступлении.

Но не все выступления такие однозначные. Певица вспоминает концерт «Песня года-2014», где трек «Боль» ее группы получил приз за лучший клубный хит. Тот день Кетеван вспоминает со смехом: и из-за того, насколько она и ее песня не подходили под формат события, и из-за обстоятельств самого концерта.

«Нас тогда пригласили в Мирский замок, и там произошла очень смешная история. В гримерке столкнулись с [Александром] Солодухой, мы воспринимали все это как прикол. Солодуха заходит в гримерку и задирает футболку-мол, показывает мне свой загар: «С корабля — на бал!» Подыгрываю ему, спрашиваю, откуда он. Отвечает: «Ой, только приземлился из Канн!» Еще расставлял на столе какие-то иконки.

Мы выступали под плюс, хотя нам сказали, что будет минус. Под плюс-это с фонограммой, то есть с голосом, выключенным микрофоном и музыкантами, которые сидят на сцене, но не играют. А на самом деле я выхожу на сцену, начинаю петь и мне включают плюс, и я думаю — что? Нам было интересно почувствовать белорусскую кухню, и мы ее почувствовали, больше туда, кажется, не залезали», — улыбается певица.

Это был 2014 год, она только знакомилась с белорусским шоубизом, но такие мероприятия так и не полюбила. Кетеван говорит, что искала варианты, где выступить, и из-за этого иногда попадала на необычные концерты и к системным людям, но все это в итоге привело ее туда, где она сейчас, и поэтому причин жалеть нет. Несмотря ни на что, девушка любит свою жизнь и называет себя оптимисткой. Хотя и признается, что работа этому иногда мешает:

«Я абсолютный оптимист, хотя чувствую много боли. Могу закрываться и плакать, учитывая, что работаю с новостями. Всегда знаю, что происходит, и от этого страшно, нет ощущения завтрашнего дня, не говорю о послезавтра и о том, что может быть через год, у меня нет никаких планов на свою жизнь. Но стараюсь воспринимать с позитивом то, что есть у меня сегодня, во всем видеть прекрасное». 

«В последнее время просто стояла и ждала, когда за мной приедут»

Кетеван уехала из Беларуси летом 2021-го. В 2020-м девушка участвовала в протестах, так как иначе не могла. Хотелось быть искренней и дальше, но жизнь поставила перед выбором:

«Минск уже был не моим городом, не могла в нем высказываться. Я человек творческий и очень эмоциональный, очень люблю искренне выражать все, что чувствую. Понимала, что у меня два варианта: или я остаюсь и знаю, что меня заберут, или уезжаю, продолжаю жить и делать что-то важное для меня.

Но в последнее время просто стояла и ждала, когда за мной приедут, так как знала, что веду себя активно, участвовала в протестах. Делала все, что могла, делала много, и очень радуюсь тому, что это делала, а не отсиживалась». 

Почти полгода певица прожила в Киеве, потом поехала в Польшу. Ненадолго перебралась в Вильнюс, но потом вернулась в Польшу, так как там, оказалось, легче легализоваться. С течением времени нашла работу в новостях на «Белсате», иногда устраивает выступления в варшавских барах — говорит, что это бывает внезапно, поэтому лучше следить за новостями в ее инстаграме. 

А еще Кетеван участвует в спектакле об эмигрантах другого белоруса — режиссера Виталия Карабаня. Его показывают на польских фестивалях. Девушка объясняет, что это история о тех моментах в жизни эмигрантов, что поляки не видят и не понимают: «Они считают, что у нас нет проблем, кроме как сделать документы, что мы ходим на вечеринки и напиваемся. А иногда человек выпивает, просто потому что хочет хоть на какое-то время отключиться от реальности, хочет ради этого куда-то сходить, потанцевать, просто потому что так ему удается выпустить эмоции». 

Певица Кетеван Асраташвили. Фото: Darya Kaleda

Певица Кетеван Асраташвили. Фото: Darya Kaleda

«Когда пою про Газманова, всегда вспоминаю свою бабушку»

Последняя на сегодня большая работа Кетеван — участие в альбоме Emihranty Лявона Вольского. Туда девушка попала неожиданно для нее и получила много впечатлений.

«Альбом очень важен, так как сейчас мы все имеем много эмигрантских переживаний, и этот альбом для нас понятен. По итогу концертов, которые мы проводили в Польше, могу сказать, что было очень уютно и душевно. Люди пели все песни, даже те, во время которых я этого не ожидала — комические ябатьковские песни, например, о любви к Газманову. Пели и более тяжелые песни: когда я пела Zoračka, ребята стали плечом к плечу и обнялись, и меня это очень потрясло. 

Люди плакали, когда были песни о возвращении и о том, что неизвестно, когда это может произойти. Это всегда были очень красивые люди.

Когда мы пели в Кракове и я вышла в зал и увидела, какие все чудесные, подумала: Да какого черта мы все должны быть в других странах? Как было бы клево попасть на такой концерт в Минске и собрать там всех!»

Певица верит, что для белорусов важно отрефлексировать эмиграционные переживания, да и просто знать, что ты — не единственный, кто все это сейчас чувствует. Важно понять до конца, что с тобой произошло, да и рефлексия эта, хотим мы того или нет, и так идет между нами. 

А еще Кетеван рекомендует свои любимые треки из альбома. Прежде всего, это позитивная композиция Lekar Ačuniaj, которую поет Вольский, а также Zoračka — это уже песня от Кетеван. Девушка объясняет, что тема войны ее сильно затрагивает:

в феврале-марте 2022-го она волонтерила на границе с Украиной и на вокзале, куда прибывали украинские беженцы, видела моменты, которые во многом перевернули жизнь.

Упоминает также трек Kalady ŭ Miensku и композицию Ja lublu Hazmanava:»А когда пою про Газманова, всегда вспоминаю свою бабушку. Она была прекрасным человеком, но очень прислушивалась к тому, что по телику говорят. Два года назад, когда она умерла, я не смогла посетить ее похороны. Но теперь я думаю, что она мной гордилась бы, и вспоминаю ее с улыбкой, когда пою».

«Дзе кот, там і дом». Спявак Башлыкевіч — пра жыццё ў Амстэрдаме, новы альбом і беларускую сат'яграху

«Дядя Саша, без обид, но вам никто не рад». Пообщались с белорусским певцом AP$ENT, чьи песни собирают миллионы прослушиваний 

Что нужно знать о группе Tor Band — музыкантах, которых наказали жуткими сроками за их хиты

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?