Возле памятника возрожденцам, создателям «Нашай Нівы» Ивану и Антону Луцкевичам.

Возле памятника драматургу Франтишку Олехновичу.

На могиле Ядвигина Ш. (Антона Левицкого).

Крест Леона Витан-Дубейковского.

Дедов поминали и католики, и православные белорусы. Значит, праздник давний, дохристианский.

Дома и дворы убирали. Ведь души предков прилетят в гости. На кладбище оставляли свечи.

Виленское кладбище Росы на Дзяды

Виленское кладбище Росы на Дзяды

А за ужином читали молитвы и приговаривали: «Святыя дзяды, ляціце сюды!»

Блюд нужно нечетное количество: пять, семь, пятнадцать. Почему-то нечетность символизировала семантику «того» мира.

Дверь открывали — чтобы душам не залетать через окно.

Каждый, начиная от старшего, зачерпывал первую ложку и перекладывал ее в отдельную миску — для дедов.

Старший должен был и первым вставать из-за стола. Не дай бог кому-то другому: чтобы не умер раньше. В этом и смысл пословицы: «Не лезь папярод бацькі ў пекла!».

Свечи после ужина гасили ритуальным блином.

Ритуальными считались и блюда из тех животных, которые в племени считались тотемными.

А еще кныши — это такие завитые булочки с начинкой. 

Но не еда главное. Главное — память.

Святыя дзяды, просім вас,
Хадзіце, ляціце да нас,
Есці і піці, што Бог даў,
Што я для вас ахвяраваў,
Чым толькі хата багата…

Мы памятаем вас, мы любім вас, вы працягваеце жыць у нас, а мы пасля будзем жыць у нашых дзецях і ўнуках.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?