— Эдуард Семенович, чем вы сейчас занимаетесь и куда пропали? В последнее время о вас как-то мало слышно…

— Я не пропал, наоборот, активно работаю! Провожу серию встреч с молодежью. Уже около 150 встреч было, а всего запланировано 280. Так что каждый день работаю. Скоро должен получить российско-белорусский грант в Москве. Там с одобрения Госдумы и Министерства культуры создан Союз деятелей искусства для детей и молодежи «Детство». Туда вошли Александр Зацепин, Юрий Энтин, Александр Шаганов, который писал почти все песни для группы «Любэ» и другие известные персоны. Я с ними сотрудничал долгое время, а сейчас они выделяют для меня специальный грант. Пока вопрос в стадии решения, но, думаю, все получится.

— Некоторые популярные артисты сегодня по-прежнему поют ваши песни…

— С песнями я завязал уже. Как и со старшим поколением. У меня сейчас совершенно новая жизнь. Если первый этап у меня был классический, второй — песенный, третий — научный, то сейчас наступил четвертый, который называется балдежный. Он заключается в том, что я просто наблюдаю, как работает теория волн и ей спокойно все подчиняются, плюс с утра до вечера провожу творческие встречи с молодежью.

— Вы работаете бесплатно? 

— Я достаточно обеспеченный человек и могу себе позволить благотворительные выступления. Тем более у школ нет таких денег, чтобы мне заплатить. Да и вообще эти встречи для меня как витамины, которые доктор прописал. Я от них напитываюсь энергией. Это, если хотите, новое средство омоложения организма. Гормоны молодости без уколов. Откровенно говоря, после этих встреч я чувствую себя так, будто мне 20 лет.

— А вам же 83! И наверняка где-то организм сбоит, и какие-то болячки цепляются… 

— Объясняю. Болячки, конечно, присутствуют, но не играют никакой роли. Это как будто тебе муха на нос села: смахнул ее и пошел дальше. Тонус у меня 100 процентов положительный! Утром просыпаешься — бывает, какие-то обиды выскакивают, что-то побаливает, а потом встал под холодный душ — и все смыло! Еще никто не видел меня в каком-то пессимизме. Даже и близко этого нет! Четвертый этап — самый вкусный в моей жизни. Это называется счастливая старость. Онкологию мы победили. Она где-то там сидит, но застряла почти на нуле.

— Как вам это удалось?

— Три укола американских мне сделали за полтора года. Сейчас контролирую показатели — по анализам видно, что она не развивается. Выскочила, кстати, на фоне стресса. А ковид продержался у меня полтора дня. И я из этого сделал открытие, что коронавирус жрет гнилое, а тех, кто в хорошей форме, он не тронет. Он побеждает тех, кто в депрессии, в пессимизме. Если говорить про такие обычные болячки, то ноги, например, побаливают иногда — так это нормально! В старости, говорят, все как раз и начинается. Но у меня все без обострений и развития. Дело в том, что когда ты весь светишься, горишь своим делом, болезнь не пробьет твою броню. Кремом специальным намазался, таблетки выпил и пошел! Я, кстати, хороший пациент. Выполняю все рекомендацию врачей, покупаю и пью все лекарства, что мне прописывают.

— Осенние простуды к вам не пристают? 

— Сейчас точно ничего такого не может быть, потому что я на волне, на подъеме.

— Эдуард Семенович, а откуда вы свой оптимизм черпаете? Где та волшебная розетка, к которой подключаетесь? 

— Объясняю: когда с молодежью пообщаешься — как на крыльях летишь! И энергией от них напитываешься.

— Вампирите, значит? 

— У них не убудет, а мне польза (смеется)! Я почти каждый день такие встречи провожу. Сейчас в Москву поеду, затем в Тюмень полечу… Это новый этап моей жизни, который меня очень окрыляет. Когда я начинал наукой заниматься, я тоже как на крыльях летал. И с песнями также было. Что потом будет — меня уже не страшит. Я верю, что мои открытия, мой закон творческой волны рано или поздно будет признан. Главное, что ты горишь, работаешь, видишь плоды своего труда. Вот я каждый день записываю какие-то свои мысли, а потом из этого всего для книги возьмешь граммульку. Это как золото добывать: из тонны песка один грамм золота выходит.

— Может, у вас еще одна книга на подходе? 

— Конечно, и она будет самой лучшей. В ней я хочу поблагодарить всех своих врагов и недругов — благодаря им я добивался своих целей. Я боец по натуре, а бойцов нужно бить. Некоторых перехваливают и таким образом уничтожают у человека бойцовские качества. И на этом, собственно говоря, многие и поскальзываются. Андрею Малахову скоро некого будет приглашать в свою передачу — многие уже на том свете… А я вечно молодой! И в свои 83 года я точно себя чувствую лучше, чем в 23. Тогда я курил много, например…

— Знаю, что вы давным-давно отказались от алкоголя, не курите… 

— Да, и здоровеньким помру (смеется). От жизни нужно получать удовольствие. Балдеть нужно. И от результатов своего труда в том числе. Надо верить в то, что делаешь, гореть этим. Потому что жизнь проходит. И волна может уйти. Вот Елена Ваенга приехала к нам, и она выступает всего лишь в концертном зале «Минск». А раньше могла «Минск-Арену» собрать! Все, время уходит. Это называется теория волн в действии. Был на съемках недавно в Москве, на канале ТВЦ. Пришел Юрий Лоза, спел «Плот», пришел Саша Добронравов — спел «Как упоительны в России вечера». Я на них смотрю и понимаю: они уже допевают свое, нового у них ничего нет. Если бы у меня не было другой работы, я бы тоже допевал и доживал свое, и хвори у меня прогрессировали бы вовсю. А так болячки пытаются атаковать мой организм, но ничего у них не получается — я иду своей дорогой, а они проходят мимо.

— Вы про Ваенгу говорили, а завтра в Минске выступает «Балаган Лимитед»… 

— Да, в курсе. Они поют мою песню «Тик-так ходики, пролетают годики…» Но это все уже уходящие натуры. Так устроена профессия артиста. Я пытаюсь доказать, что это профессия временных эмоций, а потому и временных людей.

— Эдуард Семенович, хочу еще про вашу дочь Светлану спросить. Она в Израиле живет, а там сейчас такие страшные события происходят…  

— Мы все контролируем и постоянно с ней на связи. Она живет в Тель-Авиве. В том районе, где она живет, пока все тихо. Тфу-тфу-тфу! Мы по несколько раз в день с ней на связи, жена с ней все время разговаривает.

— Расскажите, чем она занимается, где работает? Помню, сразу после переезда какое-то время продавала украшения в ювелирном магазине…

— Было такое. Это в самом начале было. Затем она пошла учиться там. И сейчас работает в Министерстве миграции и эмиграции, давно уже, кстати. Ездила по миру с лекциями — израильтян же много в мире. Она очень боевая у меня! Построила себе квартиру без нашей помощи. Безусловно, мы очень волнуемся за нее, отслеживаем все новости. Но что сделаешь? Она уезжать не намерена из Израиля. Знаю, что по работе часто ездила в Иерусалим, но сейчас пока не ездит. Вроде бы на удаленке сейчас работает. Бомбоубежище у нее в квартире есть.

— Дочь замужем? 

— Замуж она не хочет совсем, а я ее не уговариваю. Она вся в карьере! 

— Не поет?

— Не поет. Причем давно… В общем, все пока в моей жизни идет по расписанию.

Недавно, кстати, где-то прочитал: если все у тебя идет хорошо — не радуйся, это просто жизнь перезаряжает ружье. А потом снова так пальнет, что мало не покажется!

— Вы очень легко нашли себя в другой сфере. А некоторые на пенсии быстро угасают… 

— Запомни: жизнь бурлит внутри самого человека. И иногда мы неправильно судим о людях. Часто бывает так, что мы думаем: какой счастливый человек, у него все получается, все хорошо, а он на другой день застрелился или повесился. Потому что у него в душе плохо. А другой нам кажется бедным и несчастным, а на самом деле он счастливее всех, потому что у него все бурлит и кипит внутри. Некоторые быстро угасают на пенсии, потому что нет дела, цели. Кто-то находит себя во внуках, нардах, огороде. Но когда у человека нет цели, нет дела — он живой труп, вот в чем трудность жизни.

Пока горишь — живешь.

Клас
55
Панылы сорам
16
Ха-ха
6
Ого
13
Сумна
32
Абуральна
61