Фото: социальные сети Анны Федоронок

Фото: социальные сети Анны Федоронок

Оборудование шелтера — по собственному опыту

Анна Федоронок руководит приютом с момента его создания. В Беларуси женщина была активисткой кампании «Страна для жизни», в августе 2020-го ее арестовывали за участие в протестах, а в начале 2021-го — завели уголовное дело. Поэтому вынуждена была бежать — сначала в Украину, где и пришлось пожить в шелтере.

«Убегала с младшей дочерью. Мы попали в приют в Киеве, там жили в комнате на 6 человек. У меня с собой не было ни белья, ни носков, поэтому я по себе знаю, как это важно — чтобы на чужбине было где приютиться в первое время», — рассказывает женщина.

Позже Анна перебралась в Польшу, здесь работала в Народном антикризисном управлении. Затем единомышленники, которые также оказались за рубежом, предложили заняться организацией шелтера.

«Белорусская диаспора в Италии нашла спонсоров — итальянскую компанию Progetto Sud. Она помогала нам полтора года, раз в полгода перечисляла средства. Мы рассчитывали, что поддержка продлится еще на шесть месяцев, но нам отказали. Мы ни в коем случае не обижаемся — наоборот, мы благодарны за то, что успели сделать. Но сейчас ищем финансовые возможности, чтобы продолжать работу, так как репрессии в Беларуси не прекращаются, они становятся еще более жестокими, и у вынужденных беженцев должно быть место, куда они могут обратиться за первой поддержкой», — говорит активистка.

Семь комнат, две кухни и дежурство, чтобы держать все в порядке

Варшавский шелтер — это трехэтажный жилой дом по адресу Blotna, 18, принадлежащий гражданину Польши. По словам Анны Федоронок, найти помещение было нелегко, так как не каждый хозяин согласится сдать свой дом в аренду, зная, что здесь будут жить временные люди, да еще в большом количестве.

Но такой человек нашелся и даже позволил немного переоборудовать дом ради нужд вынужденных беженцев. Технический первый этаж сделали жилым, здесь есть и небольшая кухня, всего в здании их две, на каждом этаже общие туалеты и душевые. За порядком следят по очереди: есть график дежурств, и обитатели сами поддерживают чистоту в местах общего пользования.

Варшавский шелтер. Фото: личный архив Анны Федоронок

Варшавский шелтер. Фото: личный архив Анны Федоронок

У здания есть собственное закрытое подворье, там сделали детскую площадку. Гараж отвели под склад хозяйственных вещей.

Одновременно в шелтере могут проживать 35 человек, здесь семь жилых комнат, есть вся необходимая мебель, постельное белье, посуда, игрушки для детей. Есть два холодильника, где каждый обитатель имеет собственное место для продуктов, которые покупает сам. Есть и продукты «общего пользования» — это крупы, мука, сахар, так что в самые первые дни нового обитателя и накормят, и спать положат, и выслушают — что тоже важно.

Шелтер — это и «психотерапия», и первые шаги в «зарубежную» жизнь

«Если вы только знали, какой ужас творится в Беларуси!» — это первая фраза, которую чаще всего приходится услышать от новых жителей. Иногда люди плачут и часами рассказывают о том, что им пришлось пережить, рассказывает Анна Федоронок:

«Бывает, обнимемся, и плачем вместе. Ведь у каждого своя трагическая история. Иногда люди убегают из Беларуси в буквальном смысле — переплывают речки, сутками прячутся в лесу, так как за ними следят. Представляете, какой это стресс? Часто вспоминаю историю Марины Киевец, которая приехала к нам с тремя сыновьями, младшему из которых было около 5-ти. В Беларуси ее уволили с работы за участие в протестах, арестовывали за «экстремистские» ссылки, угрожали «уголовкой». Муж оказался «ябатькой», не поддержал ее. И вот она с тремя детьми, в другой стране, без языка, без денег. Как жить дальше? Но ничего, все понемногу наладилось, она переехала в Белосток, нашла работу… Проще устроиться, если ты молодой мужчина и без семьи. Женщинам — особенно тяжело».

Обитатели приюта. Фото: личный архив Анны Федоронок

Обитатели приюта. Фото: личный архив Анны Федоронок

Хозяйка шелтера взяла на себя не только заботу «психотерапевта»: она буквально «за ручку» водит «новеньких» по всем инстанциям, чтобы люди не растерялись в новых условиях.

«Идем в банк, чтобы завести счет и карточку, оформляем проездной на общественный транспорт и «песель» (индивидуальный учетный номер, необходимый для регистрации из Польши), потом регистрируемся в управлении по делам иностранцев, чтобы получить международную защиту, так как мало у кого есть визы или другие основания для легального пребывания. В общем в моем понимании приют — это не только «спальное место». Это как «скорая помощь», которую важно оказать вовремя», — считает Анна Федоронок.

Для старта в новую жизнь обитателям дается месяц

Как оформить детей в школу, куда можно устроиться на работу без знания языка, где найти курсы по изучению польского — все это вопросы, с которыми в шелтере обращаются к Анне. Их необходимо решать оперативно, так как срок пребывания в приюте не бесконечен, подчеркивает руководитель:

«Раньше женщин с детьми мы могли держать до двух месяцев. Сейчас, когда изменились условия и мы готовимся принимать белорусских беженцев, срок сократим до месяца. Конечно, «на улицу» никого не выкинем в сложных случаях. Но сразу видно, готов ли человек искать работу и устраиваться на новом месте, или решил отсидеться за чужой счет. Такие случаи были, и пришлось подталкивать — «давайте уже, шевелитесь, вы же взрослые люди».

Кстати, в шелтере стараются помочь не только взрослым, но и детям. Для них организовывают праздники, обязательно отмечают дни рождения. Бывали случаи, что детей перевозили через границу отдельно, и тогда все обитатели вместе брали над ними шефство до приезда родителей.

Детский праздник в шелтере. Фото: instagram.com/fondzycie

Детский праздник в шелтере. Фото: instagram.com/fondzycie

Ежемесячно для работы шелтера нужно около 5 тысяч долларов

Пребывание для обитателей в шелтере бесплатное, но содержать его — дело не дешевое. Анна подсчитала расходы: в среднем выходит 5 тысяч долларов в месяц. Ведь дом большой, отопление газовое, и в холодное время года только за это «набегает» почти тысяча долларов. А еще — арендная плата, плата за воду, за электричество. Плюс текущие расходы: на канцелярские принадлежности, на посуду, на ремонт или приобретение мебели.

Благодаря жертвователям, на складе накопилось много детских вещей, но в большом дефиците мужская одежда и обувь. Анна Федоронок говорит, что приют с большой благодарностью примет и бытовую химию, и средства гигиены (мыло, шампунь, гель для душа), и продукты. Но самая большая проблема — денежная. На сегодня есть средства на содержание шелтера в октябре, далее — надежды только на спонсоров и на белорусскую солидарность.

«Алексей Леончик, один из основателей фонда Linking Media, предоставил нам счет для сбора денег. Своего такого счета у нас не было, потому что мы и не думали, что придется просить помощи», — говорит Анна Федоронок. 

По всем вопросам поддержки она просит обращаться к ней лично по телефону +48 505 387 584. Перечислить деньги теперь можно на счет в банке Santander Polska

  • PLN: PL 67 1090 2851 0000 0001 3007 9300
  • Получатель — Linking Media
  • SWIFT — WBKPPLPP
  • цель перевода — «na cele statutowe»

Глава шелтера говорит: «Нам бы продержаться еще хотя бы один год!» Почему год?

Ответ на этот вопрос — мечта Анны Федоронок, что через год в Беларуси произойдут перемены к лучшему, и существование убежища для политических беженцев перестанет быть актуальным. Но пока это только надежды.

Клас
14
Панылы сорам
5
Ха-ха
5
Ого
1
Сумна
3
Абуральна
1

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?