В Сьерра-Леоне Вероника провела два месяца. Приехала еще весной, чтобы следить за всем процессом подготовки к выборам в качестве медиа-аналитика. У нее была своя команда, которая мониторила традиционные СМИ, встречалась с представителями СМИ и медиаорганизациями. И на основе в том числе ее работы сейчас готовится доклад Евросоюза. Окончательный документ будет опубликован в октябре. 

До сих пор наблюдателям ЕС запрещено публично оценивать выборы в Сьерра-Леоне. Поэтому в интервью «Свабоде» Вероника говорит не о выборах и политике, а о своих впечатлениях от этой страны.

«Одна из самых безопасных стран Африки. Повсюду и мечети, и церкви».

Сьерра-Леоне расположена в Западной Африке, на побережье Атлантического океана. Это 8-миллионная страна со столицей в городе Фритаун, граничащая с Гвинеей и Либерией. Название страны происходит из 15 века, когда сюда приплывали португальские моряки. Эту землю они назвали «Львиными горами». Долгое время Сьерра-Леоне была колонией Великобритании. Но с 1961 года это независимое государство.

Сьерра-Леоне стало первым в жизни африканским государством, куда попала Вероника.

«С момента приземления все было не так, как я привыкла в Европе. Аэропорт находится в бухте и оттуда нужно на лодке плыть в город. Это очень интересный опыт. Иначе оттуда просто не доберешься. Ранее еще были вертолеты, но после того, как во время перелета погибла одна из футбольных команд, от вертолетов отказались. И поэтому сейчас только лодки. До столицы плыть где-то 40 минут, все качается, волны и ветер в лицо. Во Фритауне на лодочной станции все разъезжаются, куда кому надо», — рассказывает Вероника.

Сьерра-Леоне считается одной из самых безопасных стран Африки. Еще до приезда коллеги объясняли Веронике, что это идеальное место, когда ты начинаешь работать в Африке, чтобы не было шока.

«Есть африканские страны, где европейцам, особенно женщинам, запрещено выходить из помещения без сопровождения. В Сьерра-Леоне такой проблемы нет. Я гуляла там и сама, но только днем. По внутренним правилам безопасности ночью было нельзя. Но нет там и такого, что есть в нашей части Европы: когда люди видят чернокожего человека, то все начинают смотреть. Там всем до лампочки, когда видят белого. Это связано с тем, что, когда закончилась гражданская война, то там работало очень много иностранцев, ООН, другие миссии. Поэтому у них традиционно было много иностранцев. И они спокойно к ним относятся», — рассказывает Вероника.

Гражданская война в Сьерра-Леоне началась в 1991 году и продолжалась 11 лет. Против правительства выступили радикальные повстанцы. Их обвиняют в грабежах, убийствах, отсечениях конечностей, изнасилованиях.

Вероника называет Сьерра-Леоне чрезвычайно толерантной страной. 77% жителей страны — мусульмане. Христиане там в меньшинстве, при этом сосуществование двух религий очень мирное.

«Такой разве была Беларусь во времена ВКЛ. Повсюду рядом мечети и костелы. При этом там разные конфессии — протестанты, есть пятидесятники, есть другие религии. Очень распространены браки между мусульманами и христианами. Что интересно, они довольно легко переходят из одной религии в другую. Я разговаривала с девушкой, бывшей мусульманкой. Она вышла замуж за христианина и ради него приняла христианство. Ее родители не были счастливы, но живут нормально. Еще один местный рассказал, что также женился на христианке. Утром в день бракосочетания они были в костеле, а потом поехали в мечеть», — рассказывает Вероника.

Пятница — важный день для мусульман. В Сьерра-Леоне он важен и для христиан. Независимо от религии, жители страны в этот день одеваются празднично, в традиционную одежду (и мужчины, и женщины) и гуляют по городу, встречаются семьями.

«После гражданской войны у них начала работать организация «Межрелигиозный совет». В ее работе принимают участие представители абсолютно всех религий: евреи, мусульмане, христиане. Этот совет имеет право входить в управление общественного телевидения или в другие журналистские организации. Она считается хорошим примером для других африканских стран, чтобы добиться мира и взаимопонимания», — говорит Вероника.

«Получить образование в Сьерра-Леоне не так просто»

Главный язык коммуникации в стране английский. На нем разговаривают все. Но есть в Сьерра-Леоне и язык крио, на нем говорит большинство. Это немного измененный английский, он образовался после возвращения в Африку бывших рабов из Америки. В разных регионах есть еще собственные исконные языки. Иногда дети говорят на четырех языках: на языках папы и мамы, крио и английском. Региональные языки, кстати, использовались и во время предвыборной кампании. В Сьерра-Леоне стараются поддерживать диалекты, но СМИ и образование — на английском или крио.

«Во Фритауне находится самый старый университет Западной Африки. Но получить образование в Сьерра-Леоне не так просто. И дело здесь вовсе не в желании, а в объективных условиях. Сейчас в стране сезон дождей, электричество нестабильно, все работает на генераторах. А они есть не везде», — говорит Вероника.

Во время поездок в другие регионы она заметила, что электричества там может не быть вообще. Тогда и воды нет, так как ее электричество качает. В таких условиях, считает белоруска, сложно получать образование, ведь даже нельзя зарядить батарею компьютера. Есть проблемы и с санитарией. Иногда на целое заведение может работать один туалет.

«Когда я смотрела на все это, я восхищалась этими людьми. У них может быть один компьютер на всю семью, проблемы с электричеством. Если начинается сезон дождей, то может размыть дороги и невозможно никуда доехать. Общественного транспорта, по сути, нет, есть такси. Люди договариваются, чтобы где-то доехать вместе. На месте одного человека на мотоцикле может ехать три. За пару долларов. При этом они стремятся получить образование», — рассказывает Вероника.

«Основная еда — рис, жареные бататы, плантаны»

Сьерра-Леоне недешевая страна для жизни. Цены довольно высокие. В связи с тем, что нет хорошей логистики, канализация и электричество очень дорогие, конкуренция ограничена. Комната в среднем отеле за одну ночь может стоить от 60 до 150 долларов.

«У них, например, нет собственной курятины в магазинах. Куриное мясо завозят из Бразилии и Аргентины. И оно там стоит дешевле, чем мясо на местном рынке. Очень дешевые собственные морепродукты и фрукты. Огромный лобстер по 7 евро в ресторане. Но как-то мы искали помидоры, то за килограмм привезенных из Европы помидоров нужно было заплатить 17 долларов. Свои помидоры у них не очень вкусные. Там много капусты, моркови, но много чего они едят замороженного», — рассказывает Вероника.

Поесть в ресторане стоит от 10 до 25 евро. Рестораны себе могут позволить лишь некоторые категории элиты, у которых высокая зарплата. Средняя зарплата в стране — около 50$. На улице преимущественно бедные люди, их очень много.

Сьерра-Леоне добывает алмазы и руду, ее почвы богаты различными минералами. Иногда руды чуть ли не 80%. Ее очень дешево добывают и дорого продают. Но занимается этим всего несколько компаний. Официальная безработица в Сьерра-Леоне почти 4%, но реальная выше, так как в статистику попадают только те, кто официально ищет работу. Много людей поехали на работу в США и Великобританию, Нидерланды.

По статистике, большая часть сьерра-леонцев кормится именно благодаря родственникам на Западе. Основная пища — рис, жареные бататы, плантаны. Мясо или рыбу они едят редко.

Столица намного богаче, чем регионы, и многие пытаются переехать во Фритаун. В деревнях в основном нет санитарных условий, люди живут, по сути, в шалашах, жарят еду на костре.

«В сезон дождей нет транспорта и перестает работать электричество»

Если в стране прекращается сезон дождей, то приезжает много туристов. В Сьерра-Леоне очень красивые пляжи, лесистые холмы.

«Но в городе пляжи очень грязные. Может быть полоса 200 метров шириной на один-два километра из пластика. Люди как-то объединяются, чтобы это убирать. Они и сами выбрасывают мусор, но приходит много пластика и из океана. Но найти можно и великолепные пляжи, люди там купаются и серфят», — говорит Вероника.

Сезон дождей в Сьерра-Леоне начинается в июне и продолжается до октября. Каждый день с вечера до утра может идти дождь. В Африке очень легко увидеть последствия изменения климата. За последние 10-15 лет все перемешалось.

Политические симпатии в стране очень часто делятся по регионам. Главные конкуренты-юг и север. Там живут разные племена. Это нередко видно во время голосований на выборах.

«Вопросы гендерного равенства старались поднимать во время кампании и мужчины»

Вероника особенно тепло вспоминает женщин в Сьерра-Леоне и говорит, что восхищается ими. Их стартовые условия гораздо тяжелее, чем у женщин в Европе, при этом они пытаются получить образование и работать. Женщин там много и в государственных структурах. В стране действует законодательная квота для женщин. По итогам выборов они эту квоту превзошли. Более 30% депутатов парламента — женщины.

«Женщины пытались активно участвовать в кампании. Они активны в социальных сетях и публичном пространстве. Среди кандидатов в президенты женщина была одна. Но вопросы гендерного равенства старались поднимать перед избирателями и кандидаты-мужчины. Этому можно поучиться многим странам из нашего региона. И это очень естественно для них, не крамольно», — рассказывает Вероника.

Еще некоторое время назад в разных регионах страны существовала проблема с ранними беременностями. Нередко девочки расплачивались сексом с водителями, которые подвозили их в школу. В некоторых регионах такая проблема еще существует. Тенденция дружелюбных женщинам нарративов заметна, считает Вероника.

Свободное время сьерра-леонцы проводят с друзьями, семьями, в барах, пьют местное пиво. На выходные устраивают пикники, едут к океану, играют на пляжах в футбол. Любят петь, танцевать. Большинство в пятницу идет в мечеть, в воскресенье — в костел.

«Мне очень повезло, потому что я много слышала о сьерра-леонцах, что это доброжелательные люди, одни из самых открытых в Африке. Не держат зла за колониальное прошлое. Многие помнят гражданскую войну и рассказывали, как они это преодолели. Говорили, что надо жить дальше, надо забыть об этом и как-то преодолеть, несмотря на то, что были страдания и смерти близких. Я как-то проезжала возле пляжа и увидела футбольную команду мужчин на костылях, с отрезанными руками и ногами. Во время гражданской войны они были детьми и им отрубили мачете руки и ноги. Они выросли и живут дальше, хотят жить. Этому у них стоит учиться», — говорит Вероника Лапутько.

Клас
3
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
4
Сумна
1
Абуральна
2