Скибская отмечает, что этот указ сильно нарушил ощущение безопасности у людей: «После него половина моих клиентов говорили на психотерапевтических сессиях о своих тревогах, связанных с этим указом, и среди них были даже те, кто в 2020-м ни в чем не участвовал и не писал посты о политике».

Для многих белорусов, замечает психолог, родина — это и так уже давно не то пространство, где можно чувствовать себя дома и в безопасности, а сейчас это еще и предательница, которая может дать тебе ножом в спину, которая максимально привязывает к себе и делает зависимым.

«Когда ребенок маленький, ему нужно, чтобы за него многое решали, но во время взросления ребенок должен получать все больше свободы и независимости. И сейчас эту свободу у нас отбирают, — говорит психолог. — Так что родина здесь предает людей и использует их, причем делает это абсолютно мерзким образом — заманивает в ловушку, чтобы потом сожрать, это отношение хищника.

А нам важно, чтобы родина была для нас домом, безопасным местом, где мы можем чувствовать себя спокойно и свободно, где можем отдохнуть. Это порт приписки: корабль может плавать по всему миру, но у него есть порт, куда он всегда возвращается, где его ремонтируют, где живут близкие членов экипажа. Быть в путешествии и быть дома — очень разные состояния. Получается, что наш дом захватили чужаки: мол, сейчас это не твой дом, а мой, и я здесь принимаю решения», — рассуждает Наталья.

Гражданство — часть нашей идентичности наряду с полом, национальностью, качествами характера и другим. Для разных людей оно имеет большее или меньшее значение, но все-таки мы воспринимаем страну гражданства как свой дом, где мы должны иметь больше прав, чем на территории других стран. Этот указ, по Скибской, лишает нас части субъектности: будто мы уже не граждане, не совладельцы белорусской территории, а заложники белорусской власти. Не мы решаем, где нам получать паспорт, а кто-то другой.

У представителей белорусской власти, считает Наталья, высокий уровень тревоги, недоверия и большая потребность в контроле, причем в деспотичном контроле, поэтому эти люди пытаются лишить наших граждан части субъектности. Мы становимся более зависимыми, уменьшается наш контроль над собственной жизнью. Для некоторых людей это подходит — для тех, у кого слишком много контроля вызывает много тревоги. Но для свободного и независимого человека это невероятное ограничение.

Иметь белорусский паспорт — сейчас очень дорогое удовольствие, замечает Скибская. Даже если ты ни в чем не участвовал, нужны деньги, чтобы доехать до страны, заменить паспорт и прожить там все то время, пока его будут делать. Получается, людей используют, их ресурсы не уважают — мол, нам все равно, сколько это вам стоит.

«Вас предала не родина»

«У нас не отбирают белорусскую идентичность, но по ней бьют. Даже если человек решит отказаться от белорусского гражданства, в его личной истории уже записано, что он гражданин Республики Беларусь, даже если и в прошлом. И теперь его идентичности вредят: жестоко, целенаправленно бьют в уязвимое место. Но отнять эту часть идентичности нельзя, от нее не отказаться. Это как когда у человека умирают родители, он не перестает быть их ребенком.

Белорусами себя считают не только те, у кого есть синий паспорт, тем более что наша национальность — сложный конструкт, у нас намешано столько разной крови. И если вы считаете себя белорусом, вы им остаетесь, это часть вашей идентичности. Кто-то может на нее нападать, кто-то может ее оспаривать, но это ваша характеристика, и нужно в ней усиливаться. Вы — гражданин Республики Беларусь независимо от того, будет ли у вас паспорт или формальное гражданство», — уверена психолог.

Специалистка рекомендует заботиться о юридической стороне своей жизни. Если у вас есть возможность получить гражданство другой страны, нужно его делать. Для вас это дополнительная опора, еще один атрибут безопасности, и с вашей стороны не будет изменой оформить паспорт другой страны. Наталья свидетельствует, что много людей не хотели получать гражданство других стран, так как считали, что они предают свою родину, а теперь дорога для них открыта. Не они отказываются от родины, говорит психолог, а скорее она от них.

Сейчас очень важно разграничивать Беларусь и режим Лукашенко, объясняет Скибская: «Те люди, которые сейчас у власти, не равняются Беларуси. И вас предала скорее не Родина, а чиновники, которые используют то, что им не принадлежит. Их ответственность — управлять и следить за законностью, а они злоупотребляют своей властью и нечестным образом используют данные им возможности. Беларусь им не принадлежит, но они пытаются показать другое: мол, Беларусь — наша и вы — наши, не дорогие сограждане, а заложники».

В этой ситуации мы, по словам Натальи, уязвимы просто по факту своего рождения в Беларуси и своего гражданства. Указом 278 нас бьют в уязвимое место. Человек с невротической организацией психики будет стараться не бить другого туда, где болит, а здесь, считает психолог, целенаправленно и жестоко бьют в слабое место, это как ударить ребенка, который априори слабее тебя. На самом деле это акт очень большой жестокости к огромной массе людей, обесценивание жизней людей, их судеб и интересов.

Наталья считает, что последние события — возможность для белорусов зарубежья почувствовать себя по одну сторону, несмотря на возможные ссоры: «Возможно, тот человек, кого ты сейчас обесцениваешь, когда-то шел возле тебя на марше. За всеми нынешними распрями, обвинениями, забылось, что мы в одной лодке и наш порт приписки — один. Мы не обязаны любить друг друга, мы можем кому-то не нравиться и нам кто-то может быть неприятен, но было бы неплохо вспомнить, что у нас одна общая проблема и она совсем не из тех, из-за которых сейчас часто ссорятся белорусы».

Заканчивается белорусский паспорт. И что теперь делать? Советы адвоката

В соцсетях пишут, что стало нельзя срочно сделать паспорт в Беларуси. Правда ли это?

Вечерко раскрыл вероятные сроки начала выдачи альтернативных белорусских паспортов и назвал количество стран, уже готовых их признать

Клас
30
Панылы сорам
5
Ха-ха
4
Ого
1
Сумна
5
Абуральна
11