Минск, консерватория

Минск, консерватория

Александр (47), вернулся из Чехии: «Сразу обратил внимание, что в Минске дороже продукты»

— Решение об отъезде я принял в начале 2021 года. Эмигрировать решил в Чехию, потому что с 2002 года она стала моей любимой страной по многим причинам. До этого мысли переехать в Чехию были, но веских предпосылок для отъезда у меня не было, поэтому оставался в Минске все это время.

Внутренней борьбы и переживаний при переезде тоже не было. Скорее, была надежда на лучшее будущее. Правда, оформление документов и поиски работы затянулись из-за ковидных ограничений.

В Чехию я добрался только в начале февраля 2022-го. Пробыл я в Чехии меньше года: уже в конце декабря того же года вернулся обратно в Беларусь из-за конфликта с работодателем.

В мои обязанности входило контролировать работу станка, а мой начальник хотел, чтобы я выполнял задачи за трех человек. При этом, по его убеждению, мне нужно было быть на месте по 12 часов 5 дней в неделю, а платил он как за одного человека, работающего 8 часов в день.

Меня пытались обмануть на деньги, но юридически они были не правы и блефовали, поэтому им пришлось просто отпустить меня и подписать увольнительную. Правда, оказалось, что у того работодателя были связи с миграционной полицией, поэтому в отместку они аннулировали мне рабочую карту и так закрыли мне возможность перейти в другую компанию. Пришлось возвращаться в Минск.

В Беларусь ехал через границу с Польшей на автобусе. В паспорте у меня стояла только выездная чешская виза. В Чехии сказали, что ее достаточно для выезда, но польские пограничники сняли меня с автобуса, продержали 10 часов на таможне и поставили запрет на въезд в страну на полгода.

У меня не было сопроводительного документа для выезда с польской стороны. Оказалось, что это обязательный документ, — правда, чешские представители отговорили меня делать его, сказав, что я смогу выехать и без него. Ошиблись. Было обидно, но пережил.

По возвращении сразу обратил внимание на излишнее богатство в украшении города. Иллюминация, которая натыкана везде и постоянно светится. Безвкусные украшения с точки зрения дизайна.

В Чехии каждый муниципалитет украшает город из собственного бюджета. В Беларуси явно идет «освоение» чужих денег, которых не жалко.

В чем именно проявляется безвкусие, мне сложно обозначить. Но вот с новогодней иллюминацией был перебор. Возможно, делали и раньше, но я не замечал, насколько это убого. А вот после того, как пожил в Чехии и увидел, как они там всем занимаются, нелепые украшения города в красно-зеленых цветах очень бросаются в глаза.

Заметил, что цены на еду в магазинах и кафе у нас выше, чем в Чехии.Единственный продукт, который дешевле в Минске, — куриные яйца. Там они стоят около 5 руб., если переводить из крон.

Вот свинину, например, там я покупал примерно за 8 руб., а в Минске такого плана мясо стоит около 14 руб. В минском ресторане цена на копченые ребра за полкило — около 40 рублей, причем самих ребер было меньше половины веса. В Чехии я платил 25 руб. за 500 граммов чистого мяса на ребрах. Стоимость пива тут в 2-3 раза выше, причем то, что продается в минских барах, часто хорошим пивом назвать сложно.

Трудно сказать, как изменились люди за время моей эмиграции. За несколько лет я сильно ограничил круг общения: не вижу смысла общаться со сторонниками режима или войны в Украине. Да еще многие друзья и знакомые тоже уехали из Беларуси. Причины отъезда схожи с моими.

Отношения с теми, с кем осталась связь, не изменились. По приезду словил себя на мысли, что будто бы никуда и не уезжал. Возможно, прошло слишком мало времени и я не успел «очехиться». Возможно, в силу возраста или еще чего-то сложно изменяться внутри и быстро подстраиваться под окружающие реалии. В любом случае чужим я в Минске точно себя не чувствую.

Насчет репрессий не хочу говорить. Мне сложно и волнительно рассуждать на эту тему, пока я нахожусь в Беларуси. Никакого чувства вины или стыда за то, что уехал и вернулся, я тоже не испытываю. 

Я хотел жить лучше, зачем мне оправдываться в этих желаниях? Я бы снова поехал в Чехию, но из-за участия Беларуси в войне визы беларусам больше не выдают.

В планах пока жить в Минске; возможно, через время что-то изменится и я снова эмигрирую, но пока просто жду.

Минск, улица Куйбышева

Минск, улица Куйбышева

Максим (22), вернулся с Бали: «В городе ничего не изменилось, кроме унитаза в квартире родителей»

— Уехал я в октябре прошлого года из-за войны. Помню, каждый день тогда был очень тревожным: засыпая, я просто не знал, чего ожидать утром. Страхи и переживания потихоньку накапливались.

Примерно в тот период еще началась мобилизация в России, и я окончательно перестал понимать, насколько безопасно оставаться в Беларуси. Тогда решил, что мне нужно просто оказаться в таком месте, на которое все эти ужасные новости никак не будут влиять.

С такими мыслями я прилетел на Бали. Какого-то внутреннего конфликта при переезде у меня не было.На то время я еще занимался с психотерапевтом, поэтому особенно глубоко анализировал свои чувства и эмоции при сборах.

Кроме желания оказаться в безопасности, мне по-настоящему было интересно пожить в других условиях. Бали — это же абсолютно другой мир, отличный от Беларуси. Мне жутко хотелось погрузиться в новую среду. В целом об этом опыте я не жалею.

Вернуться в Беларусь решил по большей части из-за финансовых причин. Я IT-разработчик в беларуской компании. В какой-то момент понял, что денег на балийскую жизнь у меня стало не так уж и много. Решил вернуться домой отчасти для того, чтобы найти предложение по работе получше.

Ко всему прочему, стало достаточно сложно уживаться с моим другом, с которым мы вместе переехали. У нас отличные отношения, но, когда вы вынуждены чуть ли не 24/7 находиться вместе без возможности прогуляться с другими людьми, становится сложновато. Мы особо ни с кем не знакомились на Бали, потому что практически всегда днем работали. В таком ритме трудно завести новых друзей.

Сложив эти факторы, я принял решение прилететь обратно в Беларусь. Вернулся я весной: добирался домой через Москву. Границу России и Беларуси мы прошли достаточно быстро. Никаких особых процедур не было, только стандартная проверка паспорта. Никого с поезда не сняли, насколько я знаю.

Минск, улица Зыбицкая

Минск, улица Зыбицкая

Страха перед возвращением в Беларусь не было. Я понимал, что меня вряд ли могут за что-то задержать: у меня «чистые» соцсети, в интернете я веду себя очень аккуратно. Ехал, наоборот, с приятным мыслями о встречах с друзьями и родителями.

Первую неделю в Минске жил словно в каком-то коконе и только потом начал заниматься более важными и рабочими вопросами.

Мне хотелось сначала встретиться со всеми, побродить по городу. На Бали мне очень не хватало этих двух пунктов: людей и пеших прогулок.

Обычно мы там гоняли на байках и тусили только вдвоем с другом. В Минске было очень приятно вернуться к определенной независимости друг от друга и просто ходить по знакомым улицам.

Единственное, на что я обратил внимание в Минске, — холод. На Бали я все время ходил в одних футболках и шортах. Надевать что-то теплее худи я отвык. В остальном в глобальном смысле Минск остался таким же, как и был, когда я уезжал. Даже новые заведения особо не бросаются в глаза.

За последние пару лет я привык, что в Минске постоянно что-то закрывается, а через время там появляется новое кафе или локация. Это обычный процесс. Он меня уже не удивляет. Красно-зеленые флаги везде на улицах тоже уже не напрягают. Такое чувство, что их стало больше, но я с ними смирился.

В Чижовке начали строить новый микрорайон. Интересно, что его фундамент заложили, только когда я уехал, и за такой короткий срок они уже что-то там возвели. Круто, но больших эмоций у меня все равно от этого не возникло.

Гораздо сильнее я удивился тому, что мои родители за время моего отсутствия успели поменять унитаз. Звучит странно, но когда 20 лет твоей жизни ты видел зеленый унитаз, а сейчас он пунцовый, то возникают непонятные ощущения внутри. Как будто вот именно это стало ярким показателем того, что мир все же не стоит на месте и время и в Беларуси не остановилось.

Вспомнил фразу одной знакомой, которая говорила, что в Минске чувствует себя иностранкой, которой загрузили в голову карту. У меня такого не было. Я просто вернулся домой и наслаждался этим.

Первое время было непривычно разговаривать на русском и везде видеть надписи на кириллице. На Бали я практически всегда общался на английском и в Минске сначала тоже в разговорах с друзьями постоянно вставлял английские слова, потому что забывал их перевод. Выглядело так, словно я делаю это специально, но я правда отвык говорить по-другому. Друзья только смеялись надо мной: «Эмигрант вернулся!»

С близкими людьми общение не изменилось. Да, многие мои друзья уехали, но они сделали это раньше меня, поэтому сейчас в Беларуси все равно осталось довольно много приятелей. Я стараюсь поддерживать с ними тесную дистанционную связь, поэтому особо не почувствовал какой-то пропасти между нами.

Заметил, что многие из тех, кто остается в Беларуси, все равно задумываются о том, чтобы уехать когда-нибудь. Заметил, скорее, со стороны родителей большее внимание к себе. Они поняли, что я в любой момент могу снова уехать куда-нибудь. И есть шанс, что я уже не вернусь домой. Думаю, поэтому они сейчас очень аккуратно и внимательно общаются со мной, очень опекают.

Читайте также:

«Кассиры передавали деньги через трубу, нигде такого не видел». Посмотрите, как сейчас выглядит тот самый «Гиппо» в Серебрянке (он же второй гипермаркет в Минске)

Под палящим солнцем, зато с шариками и миньонами. В Минске снова провели конкурс «Лучшая скамейка». Оцените, что получилось

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?