«А потом сразу — оппозиционерка»

На самом деле работа в Mcdonald's — лишь малая часть биографии Алеси. За свои 24 года она успела закончить юрколледж в родном Столине, начать работу бровисткой, продать бизнес, пойти в пограничницы. Затем привлечь внимание КГБ, изучить веб-дизайн, пройти через суд, уволиться, покинуть страну под страхом уголовного дела, переехать в Одессу, постажироваться в качестве администратора в стриптиз-клубе и затем податься на международную защиту в Польше. Так что к переменам девушка успела привыкнуть.

Алеся говорит, что ее с детства готовили к работе на государство: родители настаивали, чтобы она выучилась на юриста и затем «пошла в пограничницы и стала человеком». Таким образом, она отказалась от мечты поступить в театральный, продала собственный мини-бизнес (эту историю можно прочитать в ее LinkedIn) и в 21 год поступила на службу. 

— Я пришла в пограничные войска, потому что мне твердили, что там много зарабатывают, за пару лет можно купить машину, — говорит девушка. — Думала, залезу на контракт, насобираю денег и слезу. Ну и родители очень гордились тем, что их дочь — пограничница. Так что ты думаешь: «Вау, я приняла правильное решение, меня все поддерживают, все круто!» И тут начинаются протесты, я хочу уволиться, но не понимаю, что мне делать.

Даже увольняясь колебалась, точно ли я правильно делаю, «а вдруг тюрьма». То есть тогда для меня работа в пограничных войсках казалась правильной, а айтишка выглядела ошибкой. 

— Почему на тебя обратил внимание КГБ?

— На меня обратил внимание не только КГБ, но ещё и контрразведка и служба собственной безопасности.

Сначала из-за слов — я не могла слушать на смене, какой Лукашенко хороший.

Нам на политинформации рассказывали про его достижения, а мы должны были это в тетрадочку, как в школе, записывать. У нас был полковник по идеологической работе, который прямо заставлял нас это делать. И если вам скажут, что такого не бывает, то эти люди врут. По всей Беларуси, по всем структурам так делали — и до 2020 года, и после. 

В 2020-м я начала снимать видео с нашим флагом: например, как в погранслужбе на самом деле обстоят дела. И буквально через неделю началось — вызовы в КГБ, приезжает контрразведка, собственная служба безопасности начинает задавать вопросы. Они накопали на меня всё, что есть. А я человек «чистенький», у меня даже штрафа за отсутствие фликера не было. Отец юрист, мать хотела, чтобы я пошла на прокурора, я окончила юридический колледж. То есть, я была супер порядочный гражданин, а потом сразу — оппозиционер. 

Помню, была на смене, захожу к главному отряда, а там стоит этот полковник по идеологической работе и говорит: «Удаляй все свои видео, или ты отсюда уже не выйдешь». Заставил почистить даже архив. Я удалила, но снимать видео не перестала, разве что теперь делала их без флагов. Прицепиться формально было не к чему, но меня в покое не оставили.

«Намекнул, что это не конец, и дальше может быть уголовка»

Так что в 2020-м Алеся решила в очередной раз сменить специальность:

— Я жила в маленьком городе и знала про ИТ только то, что это инфоцыганство (смеётся). Но потом я узнала, что моя подруга работает в веб/графическом дизайне и зарабатывает неплохие деньги. Уговорила её объяснить, что это такое. 

Я нашла какие-то курсы в инстаграме за две тысячи рублей. Только потом поняла, что, наверное, они этот материал скатали у какого-то нормального курса. Потому что на мои дополнительные вопросы никто ответить не мог. Но даже так я поняла, что мне нравится дизайн и нравится создавать сайты. Впервые за долгое время я почувствовала, что действительно приношу пользу — особенно в сравнении с военкой. 

Я закончила трехмесячные курсы за полтора месяца и начала искать работу.

Уже потом куратор призналась, что не верила, будто я смогу найти даже заказ. Но я смогла!

В одном из телеграм-чатов наткнулась на менеджера из компании в Турции, которая искала человека для настройки платёжной системы на Taplink. На тот момент я ничего про это не знала, но сказала «разберусь». Разобралась, и после этого уже работала на них как UX/UI Designer: делала сайты, проводила UX-исследования и даже пробовала себя в SMM. Выполняла работу за троих и получала 4 тысячи рублей.

Последние месяцы в погранвойсках я пыталась максимально не выходить на службу. Если бы я просто так не появилась на службе, мне бы грозила уголовка. Но мне дали отпуск, и это стало их ошибкой. После отпуска я начала просто закидывать их больничными и узнавала по всем родным и знакомым, как же мне уволиться. Потому что увольнять меня по политическим причинам не хотели, чтобы «не портить статистику». Даже собрали комиссию, но в конце концов всё же уволили. 

Говорили, что я еще пожалею. Что Лукашенко надолго, а Тихановская кухарка. Что я подставляю своего дядю (он сейчас в отставке, но раньше был фигурой из окружения) Не буду говорить имя, можете загуглить).

И уже после увольнения ко мне пришёл участковый, сказал, что из Минска поступил указ возбудить дело по моим видео, потому что они «террористические». 

Но городок маленький, наш местный судья тогда ещё был не в курсе, как можно подобное квалифицировать как терроризм. Мне дали только штраф по административному делу, но участковый намекнул, что это не конец и дальше может быть уголовка. Так что я очень быстро собралась и, никому не говоря, уехала с парнем в Украину.

«Ты не неудачник и не стал хуже от работы в McDonald’s»

В Украине Алеся прожила полгода. Подрабатывала веб-дизайном в украинском стартапе, ориентированном на Европу и США. Однажды почти устроилась администратором в стриптиз-клуб в Одессе, но ей отказали:

«Менеджер считала, что до 24 лет ты ещё не можешь руководить людьми». Думала податься на беженство, затем наткнулась на информацию, что даже в 2021-м Украина выдавала Беларуси людей, и решила запросить визу в Польшу. Но затем началась война, и Одессу пришлось покинуть.

В Польше девушка получила международную защиту. Прежних подработок веб-дизайнером на жизнь стало не хватать.

— После начала войны на моей работе платили уже не так много. Потом меня и вовсе сократили, так как не хватало финансирования. Я стала готовиться к польским вакансиям. Но моей первой ошибкой было то, что я прокачивала именно польский, а не английский язык. Из-за этого многие вакансии я потеряла. Второе — я очень сильно била на хард-скиллы, хотя, наверное, надо было делать упор на софт-скиллы. 

Ну и местный рынок переполнен. Как мне сказала польский рекрутер, на одну вакансию дизайнера ей пришло 300-400 откликов от иностранцев. То есть, даже между нами жёсткая конкуренция, а добавьте ещё поляков, к которым более лояльное отношение (что понятно).

Ещё когда я только приехала в Польшу, то хотела устроиться в McDonald’s — подработать. Но тогда мне сказали, что люди им не нужны. И вот месяц назад я зашла в фейсбук, увидела вакансию. Созвонилась с менеджером-украинкой, и она пригласила меня постажироваться. 

И я скажу так — пока я сидела дома и ждала, всё шло не так, как нужно. А после прихода в McDonald’s, ещё до того, как я написала тот пост, мне два человека позвонили про вакансии.

Мне говорили, что я написала тот пост специально, чтобы работодатели меня пожалели. Но это не так. Я просто хотела показать, что работать в McDonald’s не стыдно, тебе не скажут «Позор!». Наоборот, за пределами ИТ много людей считают, что не работать в айти — это нормально.

— Ты уже ушла из «Макдональдса»?

— Да, проработала меньше месяца, мне заплатили за три недели. Первое время ко мне присматривались, справлюсь ли я. Но для меня эти нагрузки были привычными, потому что во время службы ты в полном обмундировании бегаешь по полю. 

Но потом я подала бумаги на официальное трудоустройство. И то ли им не понравилось, что я беларуска, то ли что уже пыталась устроиться к ним раньше. Но меня начали выживать. Поставили на работу, которая вообще для парней — по 12 часов в день поднимать тяжести. Начали говорить, что не будут заключать со мной и знакомой украинкой договор, не объясняя причину. 

И в это время мне подвернулась работа официанткой в хорошем коллективе. 

Но я не жалею об этом опыте. Это нормально, что ты пришёл, заработал, нашёл что-то другое и ушёл. Ты не неудачник и не стал хуже от работы в McDonald’s или официантом. Главное — понимать, что это не навсегда. 

У меня есть знакомый, iOS-разработчик, который не смог быстро найти работу, и он поступил правильно — пошёл на завод. Так ты в это время не будешь голодать, не влезешь в долги и кредиты, плюс познакомишься с новыми людьми и выучишь язык. 

Нормально, что вы, так сказать, после переезда в новую страну «падаете по социальной лестнице». Это всё опыт. 

— Ты говорила раньше, что твоя мама хотела, чтобы ты стала важным человеком. Как она относится к тому, что тебе пришлось поработать в McDonald’s?

— Очень сложно, потому что для нее очень важен статус. «Вот ты сейчас моешь полы полякам, а могла бы уже стать прокурором». Не смогла смириться, что я вообще бросила службу, карьеру юриста и не пошла на вышку (я не видела смысла отрабатывать ещё 2 года, и завалила экзамен). У нас в семье все с высшим образованием, и она считает, что я опозорила семью. 

То есть, в нашей семье я — тот самый родственник, который мотается по всему миру, и никто не знает, что она делает.

Читайте также:

Айтишник уехал в Польшу на полтора месяца, а вернулся домой «тунеядцем». Как так получилось?

«Здесь IT не панацея». Белорус рассказал, каково это — учится в Норвегии

Драки «район на район» и сильная классовость. Как белорус полгода работал в Папуа — Новой Гвинее

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?