Фото: соцсети

Фото: соцсети

«А вы знаете главную тайну Алеся? — старшая сестра Светлана сделала многозначительную паузу… — Я рисовала за него в школе! Я на год старше. Он — в первом, я — во втором классе. Он не умел рисовать. А потом… как залезет на печь, возьмет простой карандаш и рисует древнюю армию, лошадей, пики. То же рисует. И все. Он пошел, пошел… »

Сегодня (в четверг) состоялись похороны Алеся Пушкина — христианина и талантливого художника. Год назад ему вынесли приговор — пять лет колонии. До этого он еще год отсидел в следственном изоляторе. Три дня назад родным сообщили, что он умер в больнице, куда его привезли из гродненской тюрьмы.

Я сначала не поверил. Шок. Видел же его на суде здоровым, полным энергии. С чего ему умирать?.. Решил приложить все усилия для того, чтобы проявить дань уважения и проводить Алеся в последний путь. Встал без десяти пять. Приготовил семье завтрак, быстро закинул в рот кашу с бутером и бегом на электричку. На платформе встретил знакомых. Тоже туда же. Два с половиной часа пути. Проезжаем остановку «Новае Жыццё»… Говорящее название. Помню, как учась в Семинарии двадцать лет назад ездил этой дорогой каждое воскресение — помогал маленькой протестантской церквушке. Навещал старушек. Ободрял как мог — пел песни, читал Библию, говорил проповеди. Нахлынули воспоминания. Следующая остановка — деревня Бобр. Приехали. Из разных вагонов выходят люди с цветами. Наши. Дядька Андрей — православный бард, с которым мы уже не один год знакомы, взял на себя роль проводника. Алесь — крёстный его сына. Да и в православие его привёл тоже Алесь. Можно было поехать на автобусе, но большинство решило идти пешком около двух с копейками км. Сначала по дороге, потом по тропинкам вдоль военной части и полю с пшеницей. Погода с утра — благодать. Солнышко, ветерок, птички поют. Жизнь вокруг…

Идем [с электрички в Бобр со знакомыми, которые тоже приехали на похороны], разговариваем. Марк Шагал с его светлой живописью был ориентиром для Алеся. Хотел как тот — жить под сто лет и работать до последнего. Умереть как Шагал — в своем доме… Именно в Витебске была открыта первая персональная галерея Пушкина!»

Фото: соцсети

Фото: соцсети

Фото: соцсети

Фото: соцсети

К церкви и вере относился серьезно — регулярно исповедовался, причащался. А та знаменитая нарисованная Алесем в 1997-м фреска Страшного Суда в церкви в Бобре (церковь сгорела в 2011) — все говорят о двух персонажах, изображенных там. Но на самом деле там есть еще один известный. Рядом с этими двумя. Справа Алесь изобразил себя с палитрой красок…

Подходим к домику. Забор из камней и плетень из палок. Красиво. Мы пришли одни из первых. Встречает жена покойного — госпожа Янина. Рядом дети — младшие сын и дочь. Потом две старшие дочери подошли».

Фото: соцсети

Фото: соцсети

«Люди стоят вдоль дома со слезами на глазах. В руках цветы. Белые, красные. А еще — васильки. Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, фоткаю окрестности. А там… пейзажи! Глаз не оторвать. Поле, речка, баня, огород. Зайдя за дом, вижу аккуратно застеленный фундамент. Алесь планировал расширить дом. Достроить его…

Фото: соцсети

Фото: соцсети

За сараем — помещение для уединения с табличкой «депутатская комната». На углу участка — береза, а рядом — погрызенный бобрами столб. Раньше там был турник для подтягиваний, однако без хозяйской руки столб отвалился в сторону. По двору бегают маленькие цыплята. Петух регулярно напоминает о себе кукареканьем.

Фото: соцсети

Фото: соцсети

Подъехал катафалк. Привезли гроб с телом. Поставили во дворе. Люди подходят, смотрят, плачут. Алеся трудно узнать под слоем грима. Тощий, короткий ежик волос. Одет в вышиванку. Рядом с головой — его знаменитая коричневая шляпа. Родные сели возле гроба. Дали возможность присутствующим сказать прощальные слова.

Передал слова поддержки и сочувствия от беларусов Канады, которые попросили меня об этом. Поделился впечатлениями о встрече с Алесем на его суде*. Каким я его помню: ярким, убежденным, в какой-то мере «не от мира сего». Как смотрел на него и думал — я бы так не смог. И никто бы так не смог как он. И я верю — то, что он делал было презентацией его веры и надежды на Господа. И сейчас он находится там — в Царстве Небесного Отца, где мы обязательно встретимся…Добрые слова звучали из уст каждого говорящего. Людей во дворе становилось всё больше. Когда возникла пауза спадар Андрей начал читать молитвослов и Псалмы. Я тоже подключился. Мы чередовались. У гроба прозвучало двадцать семь Псалмов. Было видно, как слова Писания находили отклик в сердцах присутствующих. Переживания псалмопевца и царя Давида актуальны и для беларусов в двадцать первом веке:»Господи! рано услышь голос мой, — рано предстану пред Тобою, и буду ожидать, ибо Ты Бог, не любящий беззакония; у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие. Ты погубишь говорящих ложь; кровожадного и коварного гнушается Господь. … Осуди их, Боже, да падут они от замыслов своих; по множеству нечестия их, отвергни их, ибо они возмутились против Тебя.

И возрадуются все уповающие на Тебя, вечно будут ликовать, и Ты будешь покровительствовать им; и будут хвалиться Тобою любящие имя Твое…» Пс 5.Настало время для отпевания в храме. Недалеко — метров триста. Решили обойтись без катафалка. Взяли на плечи и понесли. Имел честь поучаствовать в этом. Вдоль дороги — местные в траурных одеждах с цветами. Провожали гроб со слезами на глазах и присоединялись к процессии. Было видно, что на родине Алеся любят простые люди. Священник уже ждал нас. Занесли в храм. Каждый взял свечу.

Было видно, что отцу Виктору не впервой — практически наизусть пропевал слова молитвы. Стены храма — пустые. Только иконы в рамках. Явно «во избежание» решили не допускать Алеся к росписи этого храма, чтобы чего опять не вышло. Я ждал слов утешения от священника в конце. Своими словами на понятном языке. Так обычно бывает. Но их не последовало. И на кладбище он не появился.

Оглушительно прогремел несколько раз звон. Тело погрузили в катафалк. Люди распределились по машинам. Меня пригласили незнакомые люди проехать с ними. Возле магазина стоит темная «Хендэ». Люди просекли, что там с самого утра сидят… «товарищи» и всех снимают на камеру.

Кладбище в двух километрах от храма. Надгробия утопают в зелени. Цепочка людей потянулась вглубь огороженного пространства. Холм, который помнит и Наполеона, и немцев. Даже линии окопов видны. Место выбрал сам Алесь. Чуть сбоку, слева, между корнями сосен. Рядом похоронена семья Радзивиллов!

Фото из соцсетей

Фото из соцсетей

Хорошее соседство. Через пару метров от могилы — крутой склон. А сверху, между деревьями — небо.

Фото из соцсетей

Фото из соцсетей

Около ста человек собралось. Люди у гроба делятся с присутствующими воспоминаниями. Добрые слова разносятся между могил. Один, второй, третий… около часа это продолжалось. Распорядитель — из местных, друг Алеся, дает четкие указания. Пора предавать тело Земле… Люди потянулись к гробу прощаться. После похорон всех приглашают вернуться к дому. Там подготовлен поминальный стол.

Фото из соцсетей

Фото из соцсетей

Как только все собрались у стола — начал моросить дождик. Солнце светит и дождь. Буквально несколько минут. Для всех присутствующих было очевидно — это знак, что и небо горюет вместе с нами. Немного перекусив, люди снова стали делиться историями об Алесе.

С болью в сердце прощаюсь. Пора ехать домой.

Царство тебе Небесное, дорогой Алесь Пушкин».

Читайте также:

Гроб с Алесем Пушкиным к церкви несли на руках. Как похоронили художника

«Невидимые» свидетели дела Алеся Пушкина. Кто донес на художник

В разных городах Европы состоялись акции памяти Алеся Пушкина ФОТО

«Шансов на спасение не было». Подробности смерти художника Алеся Пушкина

Клас
8
Панылы сорам
2
Ха-ха
4
Ого
2
Сумна
126
Абуральна
8