Чтобы найти молодого мастера по дереву, пришлось выехать за МКАД. Живет Елисей рядом с деревней Ермаки.

Домик на участке — это и склад для нескольких кубов дуба, и мастерская, где воплощаются в жизнь самые разные идеи и пожелания заказчиков (включая самого Елисея), и, собственно, дом, где обитает парень.

Свои руки он приложил ко всему: забору, стульям, столам, тумбам, мангалу, беседке, мастерской, дровам. Построить дом парень собирается сам — это входит в дальнейшие планы.

Тяга к дереву у него — с детства. Инициативному ребенку не запрещали трогать вещи взрослых, а давали волю и обучали работе. Так, в 5 лет он уже колол дрова, в 12 построил у бабушки на участке качели, а в 22 занялся своим делом. Первым изделием, которое он изготовил в тогда еще необжитой мастерской, где станки стояли на земле (пола, по сути, не было), стал комплект садовой мебели для знакомых взамен на окна для все той же мастерской.

— Я тогда ни считать не умел, ничего. Говорю: «Да, конечно, у меня как раз со стройки доски остались». Так и получился комплект, — рассказывает парень.

«Я даже не думал, чем буду заниматься, определенного плана тоже не было»

Сейчас в мастерской чистота и порядок, у каждого инструмента есть свое место и свой крючок. Казалось бы, навели марафет перед приездом журналистов, но нет, все дело в дисциплине и перфекционизме парня. С первой Елисей знаком с 6 лет: он всю жизнь увлекается хоккеем, отучился на тренера и играл в разных лигах.

Но в какой-то момент, не потеряв ни единого зуба, парень захотел развиваться в другом деле — начал мастерить все подряд.

Бешеных денег на открытие не было, а на те, что были, едва ли купишь даже старенькую машину. То, что удалось накопить, и вложил в стройку. Спустя какое-то время вместо пустыря с баней стали вырастать постройки.

— Арендовать помещение, гаражи и склады в Минске я не хотел — наоборот, смотрел что-то вдали от столицы и хотел строить все самостоятельно. Но на расстоянии в 30—40 километров от Минска цена на участки такая, что на строительство денег не останется. Дальше — невыгодно в плане логистики. Ну, бабушка мне и говорит: «Хочешь, забирай участок напротив, попробуй что-нибудь там сделать». Дед поначалу расстроился: у него все же тут баня была.

Я даже не думал, чем буду заниматься, определенного плана тоже не было. Просто делал помещение для работы, а какой, бог его знает. Ну и все, мастерская есть, денег на крутые материалы нет, но остались обрезки после стройки. И я стал делать все подряд. Смотрел на картинки в интернете и пытался повторить. Параллельно развивал Instagram.

Было, конечно, нелегко, но парень верил и знал, что для успеха нужно всего два ингредиента: терпение и постоянство. И у него они были. На быстрый результат Елисей не рассчитывал, а близкие, хоть и волновались за героя, поддержали его выбор.

— Страшно не было: может, возраст такой, может, характер. Мама за меня переживала, но я ее утешил: мол, если не получится, вернусь в спорт. Почему бросил? В подростковом возрасте это круто: дисциплина, характер — все эти важные качества, конечно, пригодятся в дальнейшем. Но во взрослой жизни это обычная работа, где за тебя формируют график, командировки. А мне хочется найти свое место, семью завести, дом построить. А получу травму — и куда я? Все может закончиться в любой момент.

Теперь все зависит только от меня.

«Отправил 20 столиков почтой, и они испарились»

Худо-бедно Елисей продавал свои поделки и получал за это какие-то деньги, но доходом это назвать трудно. Да и объемы были не те. И вот однажды его мама обратила внимание на выставки ремесленников в торговых центрах.

«Винные столики делают, досочки — прикольные штуки, и очереди стоят», — рассказала мать. А Елисею только дай идею — и он уже едет за первым в своей жизни дубом. С этого начался новый виток в развитии его ремесла. Можно даже сказать, поперло!

— Само изделие получилось сразу, на один столик у меня ушел где-то день. В нем куча нюансов: ножки должны складываться, материал — быть приятным на ощупь и так далее. Дизайн придумывал сам — сразу на бумаге, без всяких заумных программ и конструкторов. Да, в интернете есть куча шаблонов, но я не люблю повторять. У всех были круглые столики, а я хотел выделиться и сделал овальный.

С выставок я стал получать первые деньги и направлял их на раскрутку Instagram (до этого по вечерами сидел и подписывался на всех подряд). Торговать я тогда не умел. Думал, хороший товар продаст себя сам, но так не бывает. Пришлось учиться. Работал в основном на склад, так как винные столики брали в качестве подарка, и ждать такой день-два никто не будет.

Конечно, не обошлось без неприятностей. Помню, у меня заказали оптом 20 столиков — первый внушительный заказ. Я на кураже их сделал за три дня, отправил почтой в Европу — и тишина. Столики испарились, клиент требует вернуть предоплату. Так я остался без денег и без столиков.

Как сруб превращается в деньги

Если коротко, в процессе дерево проходит через все эти станки. Начинается все с фуганка, тут плоскость делают ровной под 90 градусов. Потом заготовки отправляются на рейсмус. Построгали доски — и на фрезер. Распилили — самое время клеить в щит — на это уходит около суток. Когда дерево станет стойким, лобзиком под трафарет вырезается форма. На финише изделие шлифуется и покрывается лаком.

Елисей слышал про респиратор и очки, но работает без них: запотевают. Для него главное — комфорт, поэтому парень подбирает удобные кроссовки, иначе ноги устают. Из средств защиты использует только наушники, а с пылью справляются вытяжка и пылесос. Если говорить о травмах, парень с ними знаком: еще в подростковом возрасте ему чуть не раздвоило большой палец пилой.

— Все это появлялось постепенно. Какие-то инструменты у меня были, что-то докупал. Как какой праздник, тот же день рождения, мне особо ничего не надо, я и просил подарить мне инструмент: дрель, лобзик или шуруповерт. Так и появилась база, с которой я начинал. Затем, как обжился, приобрел новые станки.

— В средний месяц я зарабатывал около 2—3 тыс. рублей. Конечно, есть и особые даты типа праздников. Например, перед Новым годом я недели две делал 150 столиков: до трех утра строгаешь, пилишь, лишь бы успеть, аж станок перегревается. Клейка щита — трудоемкий процесс, нужно подождать сутки, чтобы дерево стало прочнее. Поэтому какое-то время я покупал готовые. Из партии за 800 рублей получалось сделать 40 столиков. Один стоит 100 рублей. Вот и считайте доход.

После сужения ассортимента до досочек и винных столиков у парня появилась своя линейка, состоящая из пяти-семи изделий. А вместе с линейкой появился и бренд — WoodEL, а еще шоурум в Минске.

— У меня с детства кличка Ел, отсюда и название, но все читают его по-своему. Сейчас я сменил вид деятельности и занялся пуфиками, так появился новый бренд — ELPouf. Шоурум пришлось закрыть, так как на 15 «квадратах» пуфики особо не выставишь.

Перезагрузка и второе дыхание

Теперь Елисей начал все с нуля, но уже с бесценным опытом и кучей инструментов. В один момент в голове появилась идея — сделать пуф. Там она до поры до времени и оставалась. И вот, полтора месяца назад руки дошли. Вместе с девушкой они собрали пуф и уже вышли на первые продажи. В плане заработка сильно не потеряли. Винные столики и доски, конечно, не обошли, но на жизнь и ремесло вполне хватает.

— Не жалею: я же ничего не бросаю, просто это немного другое направление. Станки-то никуда не делись, в любой момент могу вернуться. Если закажут партию столиков, сделаю без проблем. Почему вообще пришли к пуфам? Потому что в стране на заказ их почти никто не делает, люди берут то, что предлагают в магазинах. А ко мне обращаются клиенты и говорят, что три года искали такого мастера.

Процесс изготовления пуфов находится под грифом «Секретно», и эту тайну мы пообещали не раскрывать. Если коротко, делается барабан, наполняется поролоном и обшивается тканью. Ну а все важное кроется в мелочах.

— Делать их тяжелее: тут еще и с тканью нужно уметь работать, чем поначалу занималась мама. Я долго искал поставщиков, учился ее сшивать, ломал голову, как сделать ровный шов, объездил несколько швей, советовался. Но, как оказалось, все приходит с опытом. По дереву не дают соскучиться ножки к мебели. В процессе использую самую дорогую ткань, поролон и дуб, чтобы позиционироваться в премиум-сегменте.

Особо график работы от смены направления не изменился: его как не было, так и нет.

— Ты в работе 24/7, но в то же время, если устал, идешь и отдыхаешь. Сейчас, так как работаю в основном на заказ, у меня появилось больше свободного времени. Руки по старой памяти к доскам не тянутся, тут на участке дел и без того хватает, — объясняет парень.

— Что вас вдохновляет?

— Это свое дело, хочется, чтобы оно продвигалось и росло. Если нет какой-то физической работы, ты все равно занят поиском идей, контентом, подбором фотостудий, материалов. Я не только мастер, но и пиарщик, бухгалтер, аналитик и грузчик. Прийти к кому-то в мастерскую и работать с восьми до пяти, делая однотипную работу, — это не мой вариант.

Немного изменился подход к делу: пуфики на складе ни к чему, у каждого свой интерьер и свои пожелания.

— Особо на конкурентов не смотрю, мне без разницы, кто там как делает, главное, как делаю я. Иногда бывало, что делали похожие столики, но я к этому отношусь нейтрально. Повторили и повторили — что мне, ругаться из-за этого?

Клас
57
Панылы сорам
0
Ха-ха
2
Ого
3
Сумна
0
Абуральна
4