Сергей Шойгу и Алексей Дюмин. 2016 год. Фото: Wikimedia Commons

Сергей Шойгу и Алексей Дюмин. 2016 год. Фото: Wikimedia Commons

Владимир Путин сам выбрал бывшего уголовника Евгения Пригожина человеком, которому разрешил строить частную военную компанию. В 2022 году Путин сам позволил Пригожину превратить компанию в мощную армию с лучшим вооружением. Когда попытка захвата Украины забуксовала и потребовались дополнительные силы, Путин, вероятно, опасался, что массовая мобилизация может вызвать социальный взрыв. И надеялся с помощью «Вагнера» выкрутиться.

«Вагнеры» набирали и набирали наемников, включая заключенных, никто их не останавливал. Когда 23 июня обнаружилось, что у Евгения Пригожина есть далеко идущие планы, оказалось, что «повара» нечем остановить.

То, что Пригожин готовит почву для чего-то, было заметно давно. Объектом для удара повар Путина выбрал министра обороны и главу Генштаба — естественные цели во время провальной войны. Кампания по их дискредитации началась еще зимой.

Многим думалось, что руками Пригожина Путин хочет повесить военно-стратегические провалы на генерала и маршала (маршала, правда, в России за глаза называют фанерным). Но 23 июня все пошло не туда, а намного дальше.

Пригожин обвинил руководство Министерства обороны РФ в обстреле наемников (хотя и не показал никаких убедительных доказательств) и заявил, что ЧВК разберется с «паскудами», которые «уничтожают российских солдат». Сергея Шойгу Пригожин назвал «бабой» и «созданием». И объявил о начале «марша справедливости» — на Москву.

«С ним пыталось общаться руководство армии, сотрудники Администрации президента, руководство Росгвардии и близкие к нему чиновники. Но сами его действия были такими, что не очень понятно, о чем вообще переговариваться. Требования также были туманными и странными», — рассказывает информированная российская «Медуза».

Сдать Шойгу и Герасимова для Путина означало деморализовать генералитет и оказаться в заложниках у своего же повара.

А защищать Москву было рискованной задачей: на Златоглавую двигались четыре колонны вагнеровцев на тысячи единиц техники с комплексами ПВО. Чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений, они на ходу сбили шесть вертолетов и самолет и с марша охватили миллионный Ростов без ни одного выстрела.

В этой ситуации окружение Путина или он сам предпочли пойти на уничижительный компромисс, для достижения его пришлось привлекать Александра Лукашенко.

Монстр, выращенный Путинштейном, оказался тонким игроком. За недели накануне мятежа Пригожин успел послать четкие сигналы Западу и Киеву, что он категорически против махания ядерной дубинкой и считает нападение на Украину преступной ошибкой.

«Война нужна была, чтобы кучка животных попиарилась». Пригожин дал резонансное интервью, в котором подвел грунт под прекращение войны

Украинские спецслужбы тонко почувствовали ситуацию, и 24 июня весь маховик украинской пропаганды в интернете работал на Пригожина, а США отложили имплементацию санкций против «Вагнера».

Еще неясно, что входит в пакетное решение, на которое согласился Пригожин, соответственно, в чем будет роль Лукашенко в следующих событиях (все воскресенье и понедельник Лукашенко нетипично для себя промолчал).

Но вагнеровцы остаются неразоруженными со всеми своими «Панцирями», угроза украинского наступления продолжает сковывать российские войска, резервов живой силы и техники у Путина нет и взяться им неоткуда. Даже если Пригожин выполнит обещание и укроется в Беларуси, если его армия не перестанет ему подчиняться, он не исчезает как игрок.

Что менялось — это мир и народ России. Мир немо удивился, насколько шатки позиции Путина. После такого и Ким может перестать снаряды поставлять. Российское население ошарашено, народ безмолствует, даже проплаченные военкоры притихли, кроме Симонян, Соловьева и Киселева, которым и терять нечего, кроме дворца на озере Комо.

Путин стоит перед теми же игроками и дилеммами, перед которыми стоял и утром 23 июня, только карты у него еще хуже.

Окружить вагнеровцев в Луганской области и уничтожить? Это можно сделать только если снять войска с фронта. Но и воевать те войска не хотят, они хотят домой, это как в 1916-м, даже самых фанатичных из них достала эта империалистическая война до победного конца.

То, что украинская война может стать для Путина «японской», было ясно от момента первого жеста доброй воли.

Шойгу и Герасимов могут стать жертвенными козлами, но насколько далеко пойдет их жертвенность? Замена Шойгу на бывшего охранника Путина Алексея Дюмина, которого тот провел по самым престижным должностям, не поможет выиграть войну, но по крайней мере позволит выиграть время.

Александр Лукашенко так ангажировался в примирение враждующих сторон, так как знает, что для него самое страшное начнется, когда фронт в причерноморских степях посыплется — в отличие от Пригожина и многих других, для кого обвал фронта будет временем возможностей.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?