Смерть Владимира Макея — для Александра Лукашенко потеря во многом личная. Макей для Лукашенко хотя и не был другом в привычном для большинства людей смысле этого слова, так как такие люди на дружбу вряд ли способны, тем не менее был к этому очень близок.

Макей — это могиканин из первой линии приближенных, которых можно пересчитать на пальцах одной руки.

Ему не страшно было доверять контакты с западниками, Макей не предаст. Не переметнется.

Другие руководители МИД оставляют мемуары и книги, а Макей оставил исписанные цитатами Лукашенко тетради.

Он вырос как работник рядом с Лукашенко, а потому твердо стоял на ногах, мог позволить себе ни с кем, кроме Лукашенко, по поводу своих идей и планов не советоваться.

Макей был самым «свядомым» из первого круга Лукашенко. Иногда это давало какие-то милые для культуры Беларуси результаты, но глобально на систему не влияло.

Так как он мог говорить напрямую с Лукашенко, а значит был надежным передатчиком, Макей был ценен как министр иностранных дел и для западников. Как минимум через него можно было передать сразу в главные уши.

Никто из его заместителей или прежних министров (после Латыпова) и близко не имел такого уровня отношений с Лукашенко.

Поэтому, в таком смысле, в смысле близости к телу, замены Макею нет. Кочанову или Шеймана не поставишь, так как они и языков не знают, и опыта разговоров с «белыми людьми» не имеют, и нужны на других направлениях.

Кандидат №1. Максим Рыженков, первый заместитель главы Администрации

Максим Рыженков

Человек, по должностным обязанностям курирующий внешнюю политику Беларуси и инструмент ее выполнения (формулирует внешнюю политику Лукашенко, выполняет — МИД, а проверяет выполнение — Администрация).

«Рыженков уже давно и последовательно доказывает Лукашенко, демонстрирует, по-своему кричит, что он может [руководить МИД] лучше и что Макей очень произвольно трактует задачи Лукашенко и не справляется с их выполнением», — говорит «Нашай Ніве» осведомленный собеседник.

«Рыженков — наибольший критик Макея в системе. Ни одной коллегии МИД в последнее время не было, чтобы он в своем выступлении не проходился по, как ему казалось, неэффективному стилю Макея. Они были открытые враги, но повалить Макея Рыженков не смог.

Теперь Макея нет, и очень вероятно, что Рыженкову дадут проявить себя. Также здесь есть нюанс, что Рыженков — это тоже человек, с которым у Лукашенко личное. Лукашенко был близок с отцом Максима Рыженкова, бывшим помощником Лукашенко по спорту. Рыженков и сам готов, и Лукашенко ему готов был бы довериться в этом вопросе», — добавляет другой осведомленный собеседник.

Рыженков — давний дипломатический кадр, который при этом понимает, как оценивать эффективность работы. В свое время он руководил Управлением внешней политики Администрации Лукашенко. Сейчас — курирует работу МИД.

С Рыженковым есть нюанс, что он под западными санкциями после событий 2020-го. Но и Макей также на момент своего назначения министром был под западными санкциями за события 2010-го. Их после назначения сняли.

В любом случае, все знают «кейс Петкевич», которая, будучи под санкциями, ездила в Штаты к своему мужу Валентину Рыбакову, представителю Беларуси в ООН, как член дипломатической делегации, на которого не распространяется действие санкций.

Кандидатура №2. Сергей Алейник, первый заместитель министра иностранных дел

Сергей Алейник слева

«Карьерный, опытный дипломат, который не наделает ошибок, который формально соответствует всему, что могло бы ожидаться от министра, и сможет продолжать работу так, как она велась, — Лукашенко в свои годы и в своем положении ценит консервативность», — говорит нам сведущий собеседник.

«Алейник прекрасно говорит с иностранцами. Профессионал в дипломатии, с результатами работы по своим направлениям. И должно быть доверие, Лукашенко должен знать человека лично и хорошо, чтобы назначить в МИД. У Алейника это все есть», — добавил другой собеседник.

Кандидатуру Алейника как возможную называют почти все собеседники «Нашай Нівы», которые имеют представление о работе системы и находятся в ней.

Это компромиссная, респектабельная, не одиозная, дипломатичная во всех смыслах этого слова фигура, не имеющая негативного шлейфа.

Кандидатура №3. Валентин Рыбаков, представитель при ООН

Фото: «Минск-Новости»

Шансы имеет и представитель в ООН Валентин Рыбаков, бывший помощник Александра Лукашенко, известный как своей моральной беспринципностью, так и абсолютной верностью системе.

Рыбаков родился в Томске. «Почти русский», — так его описывают коллеги. Назначение Рыбакова вписывалось бы в линию, при которой «русские» занимают ключевые должности в аппарате Лукашенко.

Рыбаков женат на бывшей фаворитке Александра Лукашенко, его помощнице и заместителе главы Администрации Наталье Петкевич (для нее это третий брак).

Кандидатура № 4. Виктор Лукашенко

«Лукашенко также еще пытается держаться за маркеры суверенитета, каким МИД, безусловно, является», — говорит один из наших собеседников и отмечает, что в реальности фигура, на которую поставит Лукашенко, может быть и неожиданной.

В кругах экспертов внутри системы, к примеру, называется и фигура Виктора Лукашенко, имеющего ресурс, которым располагал и Макей, — доступ к телу.

«А отношения с Западом в какой-то момент могут спасти Лукашенко даже не политическую, а реальную жизнь. Было бы разумно доверить это сыну. Только неясно, как сам Виктор смотрит на перспективу возглавить МИД, нужно ли ему это. Он, кстати, выпускник факультета международных отношений и работник МИД в прошлом, а также дипломат по факту работы в Национальном олимпийском комитете», — говорит наш собеседник.

Другие варианты

Собеседники «Нашай Нівы» отмечают принципы, по которым будет отбираться будущий глава МИД.

Лояльность 100% в нынешнем лукашенковском понимании этого слова.

По этой причине многие кандидатуры будут отброшены и не пройдут фильтр спецслужб. Также результаты работы и профессионализм. Хотя сейчас МИД не влияет на политику государства, Лукашенко понимает, что он не знает, как и когда ему понадобится МИД в будущем, поэтому из Минспорта или Минобороны человека не назначит.

Кто еще мог бы и не мог бы стать министром?

Центральная фигура в системе — посол в России, Дмитрий Крутой, вряд ли станет министром, так как по профессии прежде всего экономист, а не дипломат, и выполняет очень специфические функции, имеет очень специфический опыт, малопригоден в работе на других направлениях.

С должности посла в России кадры часто попадают в вице-премьеры. И наоборот, из вице-премьеров — в послы в Москве.

Замминистра Евгений Шестаков, вероятно, мог бы иметь карьерные шансы, если бы был жив Макей — с промоцией последнего. Шестаков был правой рукой Макея. Удержится ли он вообще в МИД после смерти Макея — неясно, его шансы занять место министра собеседники «Нашай Нівы» почему-то оценивают как небольшие.

Шансы другого заместителя, радикального русофила Юрия Амбразевича, оценивают выше.

А вот Андрей Савиных, которого часто упоминают в соцсетях, в дипломатическом ведомстве имеет репутацию мало к чему пригодного фрика.

«Такие кадры никогда никаких серьезных должностей не занимали и фигурами по меркам системы не являются. Хотя, если Лукашенко уже решит, что МИД не нужно, то можно и Савиных. Можно и Русого или Зайца», — иронизируют собеседники «Нашай Нівы».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
BLR / Ответить
28.11.2022
Да пятай кропкі гэта ўсе
Усе роўна што загадаюць, то і будзе рабіцца. Кіруе Лукашенка і яго адміністрацыя
0
дуся / Ответить
28.11.2022
В нынешних условиях без разницы, хоть козу отставного барабанщика назначай, никто с этой властью разговаривать не желает.
0
Алек. Ру / Ответить
28.11.2022
Яны усе ненавідзяць усë беларускае, і абажаюць усë расейскай, і ніколі не будуць адснацыянальныя інтарэсы Беларусі, і блізкі толькі саюзныя або расейскія інтарэсы. Жах.....
Показать все комментарии/ 20 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера