Фото: Facebook Славомира Сераковского

В интервью «Нашай Ніве» Славомир Сераковский сформулировал несколько важных мыслей.

1) Белорусам сейчас очень тяжело, но подъем 2020 года был не напрасен. Благодаря ему Беларусь все же освободится, так как люди «научились бороться» и увидели, «как много людей готовы подняться».

2) Перелом произойдет, как только в России случится кризис власти, а когда-нибудь он случится, так как в России уход правителя всегда означал смену системы.

3) Чтобы политическая революция победила, нужно, чтобы часть сил системы перешла на другую сторону. «Вам нужно больше таких людей, как Латушко, больше силовиков, людей из КГБ, которые перешли бы на другую сторону».

4) В окружении Лукашенко есть с кем договариваться.

5) В 2020-м мы сделали все, что могли. Что можно было делать иначе, бороться против спецтехники без оружия? Это было невозможно.

6) Беларусь — это оккупированная страна, а не государство, которое атакует Украину. А Лукашенко — больше россиянин, чем белорус.

7) В Украине белорусы получают опыт вооруженной борьбы, которого раньше не имели.

8) Революция объединяет. Все мы были словно единый кулак. Революция меняет людей, это исключительный опыт, максимально влияющий на жизнь.

9) Есть разделение труда: белорусы внутри страны будут делать свое дело, а белорусы в эмиграции — свое.

10) Поэтому просто продолжайте бороться, гоните прочь апатию, разочарование и разобщенность.

«Хотя власть и не сменилась, социальная революция в Беларуси была успешной», — говорит Славомир Сераковский, один из самых популярных европейских публицистов. «Белорусы сделали подобное тому, что делали поляки в 1981 году. Вы научились бороться и теперь знаете, что вы это умеете, вы знаете, как много людей готовы восстать. Это большой успех, падение коммунизма в Польше тоже с этого начиналось, и Польша же была первой, кто сбросил коммунизм», — говорит Сераковский.

«Ваш шанс на политическую победу — вопрос времени. Без протестов 2020 года такого шанса не создалось бы, вот почему считаю, что протесты были успешны. Знаю, что в Беларуси есть немного разочарования, но не занимайтесь самоедством», — говорит Сераковский.

На стороне Украины белорусы учатся вооруженной борьбе

Все больше белорусов сейчас сражаются на стороне Украины, и это новая возможность для вас. Вы учитесь вооруженной борьбе, вооружаете себя.

Если белорусскую армию будут подталкивать, чтобы она пересекла украинскую границу, Лукашенко от этого проигрывает, и он это знает, ведь ваши солдаты могут повернуть оружие в другую сторону, просто намного больше людей получат боевой опыт.

Перемены в Кремле

[Для перемен в Беларуси] нужны перемены в Кремле.

Поляки [в 1988-1990] воспользовались кризисом власти в Советском Союзе, иначе мы не смогли бы освободиться. Пока Советский Союз был империей, Польша ничего не могла сделать, и Беларусь в такой же ситуации. Если украинцы выигрывают войну, что вполне возможно, в Кремле начнется хаос, и тогда, по моему мнению, режиму Лукашенко придет конец, без поддержки России его дни будут сочтены.

Поэтому просто продолжайте бороться, гоните прочь апатию, разочарование и разобщенность.

В изгнании вы очень хорошо организованы, в Польше много белорусских организаций, где можно встретить очень интересных и активных людей. Как минимум раз в неделю я принимаю участие в белорусских событиях, но их намного больше, почти каждый день здесь происходит что-то, организованное белорусами. Просто продолжайте свою борьбу, и все будет хорошо.

Русские ведут себя как нацисты

«Чувствуют ли сейчас поляки опасность из-за войны в Украине?» — спросила «Наша Ніва».

Конечно, вот почему Польша сейчас так поддерживает Украину, говорит Славомир Сераковский.

Русские ведут себя как нацисты. Поляки не хотят всего этого, вот почему мы поддерживаем Украину, а также поддерживали и будем поддерживать Беларусь. У нас есть совместные интересы, мы не хотим быть соседями с Россией, скорее хотим граничить с независимыми странами вроде Беларуси. Конечно, мы будем вашими сторонниками на вашем пути в Евросоюз и в НАТО, если вам это будет интересно.

Фото: Facebook Славомира Сераковского

Поляки не святые, но у нас и белорусов один интерес

В 80-е мы были в такой же ситуации, поэтому очень хорошо понимаем, чего хочет свободное белорусское общество.

Конечно, поляки сейчас очень сконцентрированы на Украине, но существуют хорошие связи между белорусскими и польскими организациями. Я бы хотел, чтобы они были сильнее, и стараюсь подтолкнуть белорусов сотрудничать с польскими организациями, помочь контактами, также помогаю польским медиа писать о Беларуси.

Журналисты стараются писать о наиболее важном, но тем не менее

здесь, в Польше, у вас очень много друзей. И это не потому что мы святые, а потому что у нас одни интересы.

Поляки помнят ваши протесты, ведь они транслировались здесь круглые сутки. До этого никто не знал, что происходит в Беларуси, полякам даже не было понятно, существует ли белорусская нация, Беларусь была белым пятном.

А после протестов не только Польша, но и весь мир понял, что существует белорусское общество, белорусский язык и культура, что белорусы сильны, едины, умны и готовы бороться.

Беларусь оккупирована, Лукашенко больше россиянин, чем белорус

И теперь не нужно объяснять журналистам или активистам, что вы заслуживаете демократию настолько же, как и любая другая нация в регионе.

Путать белорусское общество с Лукашенко может только неинформированный человек. Большинство поляков знают, кто такой Лукашенко и что его нужно скорее рассматривать как российского гражданина, чем как белорусского.

Беларусь — это оккупированная страна, а не государство, которое нападает на Украину.

Вижу, что между белорусами и украинцами в Польше складываются хорошие отношения. Студенты из этих стран иногда работают вместе и держатся вместе, как друзья. У меня нет системных знаний об этом, но имею впечатление, что большинство людей здесь понимает, кто есть кто.

После Путина будет смена системы, в России иначе не бывает

«Вы говорите о кризисе в Кремле. На ваш взгляд, это дело месяцев, лет или десятилетий?» — спросила «Наша Ніва».

Не знаю, но предполагаю, что это вопрос времени, скорее всего, нескольких лет. Российские интеллектуалы говорят о 2023-2025 годах, но все больше людей считают, что Путину и его режиму скоро конец. Если посмотреть на российскую историю, там всегда была проблема с передачей власти, и обычно конец правления правителя означал конец системы.

Обычно в России не происходит организованной мирной передачи власти. Путин создал систему, не думаю, что без него удастся ее сохранить. Конечно, после Путина может прийти кто-то еще худший, но уход Путина точно будет моментом хаоса.

В окружении Лукашенко есть с кем договариваться

Лукашенко и Путин ненавидят друг друга. Я бы даже сказал, что Лукашенко умнее Путина в том, как лгать и манипулировать в политике. Путин это знает, так как Лукашенко десятилетиями много обещал России и Путину и не выполнял обещаний.

Только сейчас, когда он реально загнан в угол, он вынужден делать то, чего хочет Путин. Но

в тот же день, как Путину придет конец, Лукашенко попытается получить независимость от Кремля, однако люди будут знать, что Россия его больше не поддерживает, и его люди тоже это будут знать. Чтобы политическая революция выиграла, нужно, чтобы часть системы перешла на другую сторону. Вам нужно больше таких людей, как Латушко, больше силовиков, людей из КГБ, которые перешли бы на другую сторону.

Польская революция была бархатной, как в Чехии, так как коммунисты были готовы поделиться властью. Была своего рода сделка: вы нас не сажаете в тюрьму, а мы соглашаемся на смену системы.

Лукашенко, наверное, закончит как Чаушеску, это не тот человек, с которым возможны компромисс или переговоры, он настоящий вампир.

Но в его окружении точно есть люди, с которыми можно договариваться. У них есть семьи, и если Москва покинет Беларусь, им будет страшно.

Что вы могли делать иначе, бороться против спецтехники без оружия?

Крах коммунизма поразил всех, лучшие советологи думали, что Советский Союз сохранится, а он развалился. Полагаю, что-то подобное будет и с Беларусью, система не будет вечной, и Лукашенко, думаю, это знает. Поэтому не сдавайтесь и делайте свое дело.

Что вы могли делать иначе, бороться против спецтехники без оружия? Это было невозможно. Я был в центре протестов и знаю, что такое ОМОН, мы бежали от них и меня однажды поймали, в меня стреляли на Пушкинской так же, как и в других людей. Мы сделали все возможное.

«Революция объединяет. Все мы были словно единый кулак»

«Почему для вас настолько интересна тема Беларуси, спросила «Наша Ніва»

Потому что меня очень впечатлили протесты [в 2020 году], это была единственная революция, которую я видел в жизни, а революция объединяет. Все мы были словно единый кулак. Революция меняет людей, это исключительный опыт, который максимально влияет на жизнь.

С тех пор я не мог не быть включенным в ситуацию.

В 2020-м я был с людьми, и когда стреляли в белорусов, стреляли и в меня. Я не был там как типичный журналист, и я не журналист, а скорее лидер мнений и активист. Я управляю крупнейшим политическим изданием в Польше, которое всегда интересовалось происходящим в восточных странах. Полякам нравились западные страны, что естественно, но мы всегда считали, что было бы смелой идеей помогать другим странам, которым это нужно, и смотреть на Восток. Вот почему мы много работали в Украине и Молдове, мы даже организовывали много событий в России.

Было не всегда просто поддерживать белорусскую оппозицию, хотя мы пытались быть активными и в Беларуси. Но когда я понял, что в Беларуси возможны настоящие перемены, я сразу же оставил другие дела и поехал в Беларусь. Я участвовал во всем, что происходило в Минске и в меньших городах.

События 2020-го были ошеломляющими и шокировали весь мир, говорит Сераковский. И все были впечатлены ими, потому что в Польше организовать протесты очень трудно. В нашем обществе есть авторитарные тенденции со стороны правящей партии, хотя они и не такие яркие, как в Беларуси, но также подтачивают нашу демократию. И люди не выходят на улицы.

Помню, как я увидел в Минске у стелы несколько сотен тысяч человек, и это меня шокировало, тем более что в Беларуси в 4 раза меньше населения, чем в Польше. И все влюбились в белорусское гражданское общество, вспомним и белорусские независимые медиа — «Нашу Ніву», «Радыё Свабода», Tut.by.

Вы научили весь мир, как бороться за свободу, как быть свободомыслящим, современным, западным гражданским обществом. Вот почему я до настоящего времени с вами.

Я не согласен с некоторыми украинцами, которые учат вас, как вам надо было протестовать, или считают, что вы в чем-то ошиблись. После падения коммунизма украинцы никогда не были в ситуации, аналогичной белорусской, не стоит сравнивать Майданы и белорусские протесты-2020.

Не думаю, что украинцы или другое общество выжали бы больше из ситуации 2020 года, так как, насколько известно, силовики не поддержали белорусские протесты.

«Как только вы обретете свободу, вы можете стать европейским «экономическим тигром»

Светлана Тихановская и президент Польши Анджей Дуда. Фото: Офис Светланы Тихановской

Все больше поляков считают, что белорусы — в своем роде протестанты Восточной Европы. Полагаю, что как только вы обретете свободу, вы можете стать европейским «экономическим тигром». Белорусы знают, как что-то организовывать и устраивать хороший менеджмент, как работать и сотрудничать. Считаю, у вас может быть очень успешная экономика.

Наибольшие торговые партнеры Германии — это не Франция, США или даже Китай или Британия. Это бывшие страны советского блока: Польша, Венгрия, Чехия и Словакия. Поэтому даже со стороны прагматики, считаю, свободная Беларусь означает что-то хорошее и для вашей, и для нашей экономики.

Разделение труда

«Вы так часто сравниваете белорусские протесты с периодом «Солидарности», — спросила «Наша Ніва». — Это действительно похожие истории?»

В истории не бывает ничего одинакового, но бывают сходства. Например, в Беларуси политическая революция 2020-го провалилась, как и в Польше 1980-го, протесты были подавлены. Но выиграла социальная революция:

люди поменялись, подсчитали себя и поняли, как много тех, кто против системы, научились протестовать. С тех пор коммунизм был в постоянной опасности, люди просто ждали удобного момента.

Конечно, многие уехали из Польши в те времена — миллион человек, среди которых было много активных. Но и это создает фундамент для перемен, так как те, кто выехал, организовывают поддержку для тех, кто в стране. Поляки-эмигранты в 1980-х присылали в страну деньги и оборудование, рассказывали о Польше в зарубежных медиа. Аналогичное делают сейчас белорусы.

Поэтому даже если самые активные люди покинули Беларусь, это не означает, что они перестали участвовать в происходящем с Беларусью.

Есть разделение труда: белорусы внутри страны будут делать свое дело, а белорусы в эмиграции — свое.

Вам нужны послы, диаспора, ведь они могут делать то, что нельзя делать из Беларуси, и они это делают, они очень хорошо организованы.

Не забывайте, что дело не только в протестах, протесты — это только один из видов борьбы за свободу. Еще один важный вопрос — культура, включая то, чтобы все больше людей говорили по-белорусски. Язык и культура также являются важными политическими факторами, как и политология. История — это очень важно для идентичности и для мобилизации общества, но должны быть и политические обсуждения по поводу будущего, по поводу того, как вы будете жить, когда обретете свободу.

Иногда вы слишком сконцентрированы на прошлом вместо будущего. Но вижу, что некоторые белорусские интеллектуалы преодолевают это, смотрят в будущее.

Я бы просто продолжил самоорганизацию, если уж невозможно сейчас протестовать. Я бы развивал независимые источники информации, и белорусы это делают, развивал бы белорусский язык, белорусскую культуру и самоидентичность.

Также важный вопрос — политология, обсуждение политических и геополитических вопросов, написание статей и создание самиздата в интернете. Это похоже на то, что поляки делали в 80-е. Добавьте к этому киберпартизан, железнодорожных партизан. Все эти вещи — необходимые элементы плана по освобождению Беларуси.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»

«Перемены произойдут легче, чем вы думаете, как только Лукашенко умрет или уйдет»

БТ: «Европейские столицы утопают в темноте». Что ж, попросили наших читателей снять свои города и деревни

«Кумулятивно сильнее санкций». Опасаясь репрессий, из Беларуси убегает экономически активное население

label.reaction.like
93
label.reaction.facepalm
5
label.reaction.smile
6
label.reaction.omg
2
label.reaction.sad
4
label.reaction.anger
18

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

7
+++ / Ответить
20.11.2022
Выдатнейшы артыкул, дзякуй вялікі. 
12
Адроўка / Ответить
20.11.2022
Бред!  
1. В окружении одни рабы и преступники---- не с кем договариваться. 
Нет желания видеть при новой власть тех-же работников райисполкомов.

2. Силовики в "крови"

3. Если россия ослабнет то Калиновцы и сотоварищи скинут эту власть сами.

P.S." латушки " пусть покаются как делали выборы  все эти годы! 
12
анти лект / Ответить
20.11.2022
"А Лукашэнка — больш расеец, чым беларус."

извините, уважаемый "польскі інтэлектуал", но сам он говорил непосредственно вот что -

"Потому что белорус – это вот такая гремучая смесь, конгломерат это. Почему и умные люди – впитали все это. Это я не про себя, япро Беларусь, я больше украинец, наверное." (president.gov.by/ru/events/press-konferentsija-prezidenta-respubliki-belarus-aglukashenko-zhurnalistam-rossijskix-regionalnyx-sredstv-10025)
Показать все комментарии/ 13 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера