А теперь мы можем увидеть-представить город 20-х годов прошлого века: выставка «Меер Аксельрод. Воспоминание о Минске» работает в Государственном литературном музее Янки Купалы, пишет «Звязда».

В этом году отмечается 120-летие художника, которого при жизни упрекали в сходстве с Модильяни. Или все же сравнивали?! Ведь в советское время многое нужно было воспринимать наоборот. Аксельрод мог не вписываться в существующее течение соцреализма, так как для него было важно не только внешнее сходство предметов, но и собственное ощущение того, что он рисовал. С чертами быстротечности, стремительности, временности того, что было вокруг.

С цветами, за которыми — удивление, эмоции, олицетворение жизни. Экспрессия — говорим сейчас. Как у его же соратника по обществу «4 искусства» Кузьмы Петрова-Водкина, который некоторое время был под влиянием Матисса. Все меняется в жизни, и тем не менее, в любых обстоятельствах можно оставаться собой — как Меер Аксельрод. Его часто упоминают как отца поэтессы и переводчицы Елены Аксельрод.

Так и есть — просто она ближе к нам во времени (родилась в 1932 году, причем в Минске!). Вообще судьбоносный город для Меера Аксельрода.

Кстати, здесь он окончательно сделал свой жизненный выбор в пользу искусства. В Минске семья осела после Первой мировой войны, потому что не смогла вернуться из эвакуации в родное Молодечно, где и родился Меер. Молодой человек, который к тому времени уже учился рисованию, начал делать афиши для кинотеатров — этим зарабатывал.

Минск его вдохновлял на совершенствование собственного творчества и на то, что нужно с ним выходить к людям. Не только через преподавание рисования в школах. Оказалось, его собственное творчество достойно внимания.

Меер принимает участие в и художественной выставке в Минске в 1921 году — там были представлены сразу 36 его работ. Потенциал художника отметили и направили его на факультет графики Высших художественно-технических мастерских. Но даже переехав в Москву, он не разрывал связи с Родиной, сотрудничал с Белорусским государственным еврейским театром. Город довоенного времени у него сохранился городом возможностей не только собственно для самого себя — он был мультикультурный, но с отличительным историческим обликом. Меер это видел и понимал, потому что ему пришлось жить возле Минского замчища. И вот, мы видим эти места через 100 лет!

Искренность, радость, влюбленность — в работах, представленных на выставке в Музее Купалы. Рисунки, на которых тонкие линии карандаша схватили очертания зданий, либо произведения, где цвет обозначает ландшафт и акцентирует характерные для Минска объекты — даже сейчас мы их узнаем. Для Аксельрода ощущение Минска 1920-х годов, открывшего ему путь в искусство, было очень дорогим. Недаром по наброскам, эскизам и зарисовкам он в 1960-е создаст серию «Воспоминания о старом Минске».

Рисунки и акварели, представленные на нынешней выставке, находятся в частном сборе коллекционера Александра Радаева, который, кстати, объединяет и потомков Аксельрода с его родиной. Внук Меера Аксельрода — художник Михаил Яхилевич — с удовольствием делится воспоминаниями о своем деде, который имел много выставок при жизни как в СССР, так и за его пределами. Но и после смерти Мейера Аксельрода выставки его произведений проводились в Москве, Ленинграде, Нью-Йорке, Лондоне, Израиле. В юбилейный год художника вспоминает Минск.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Uladzimir / Ответить
14.11.2022
Город и территория северо-западного края (Беларусь), которые в российской нужны были лишь для военных целей, выкачивания ресурсов, людских, природных.. Проводилась политика ассимиляции и никто сюда не вкладывался. Тоже самое будет и теперь, в так называемой союзном гос-ве.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера