Татьяна Зарецкая в программе «Жыццё-маліна». Скриншот из видео

Татьяна Зарецкая сделала себе имя на создании стартапа по производству новаторских светодиодных ламп и программного обеспечения к ним, которые, якобы, дадут сокращение затрат электроэнергии до 75% и при этом улучшат урожайность растений в теплицах на 20%.

Однако нет никаких свидетельств того, что эти лампы и ПО действительно существуют и продаются.

А кроме этих ламп и ПО — которых, вероятно, нет или пока нет, — как показывает расследование «Нашай Нівы», и ничего другого пока нет.

«Это фэйл офиса Тихановской, что она туда попала, и фэйл СМИ, которые некритически доверяли нарративу Зарецкой о себе, — говорит белорусский экономист из круга Светланы Тихановской. — Она ничего не понимает в экономике, что любому взрослому человеку становится понятно через полчаса частной коммуникации».

Ярмарка тщеславия

Конец октября 2022-го. Американское издание VanityFair делает большое расследование о псевдоинвесторской конференции в Монако под эгидой князя Альберта ІІ, которого там не было.

Выясняется, что организатор, «рыцарь Антонио Ритоса» — в реальности уроженец Сиднея со сфабрикованной биографией, который последовательно врет и создает впечатление платежеспособности, чтобы входить в доверие к богатым и влиятельным людям этого мира, в последующем проводя от их имени платные конференции якобы для поиска инвестиций.

Страдает от этого доброе имя богатых инвесторов, которые на самом деле существуют, но не знают, что их имена красуются на афишах мошенника, а также кошельки тех, кто действительно ищет финансирование и платит за вход, не зная, что его обманывают, и что обещанного набора финансистов и инвесторов там не будет.

Основу спектаклей «рыцаря» в реальности составляют самозванцы, у которых нет денег, — Ребекки Шарп нашего времени, словно в классическом романе Уильяма Мейкписа Теккерея.

«Я был на мероприятии и понял, что здесь ни у кого нет денег, все их только ищут», — приводят американцы слова одного из участников.

Публикация привлекает внимание не только к личности «рыцаря»-организатора, но и к «говорящим головам» на конференциях, которые организовывал «рыцарь».

Тема подставных спикеров начинает раскручиваться и другими изданиями, и на анонимном сайте Just Diligence появляется разбор участников конференций псевдо-рыцаря.

Среди досье на Мюнхгаузенов находится и… фамилия Татьяны Зарецкой, «министра финансов» в белорусском Объединенном кабинете представителей.

Ей авторы ресурса Just Diligence посвящают большой текст, в котором анализируют личность Зарецкой, ее заявления и реальные достижения, приходя к безрадостным выводам.

Скриншот с сайта Zerkalo.io. Зарецкая хвастается участием в форуме, организованном мошенником. Никакого князя Монако Альберта ІІ на форуме не было

Зарецкой, действительно, хорошо досталось в расследовании — ей посвятили гораздо больше текста, чем остальным, поэтому некоторые склонны видеть в этом тонкую игру спецслужб по компрометации члена кабинета.

Мы на самом деле не знаем, кто писал этот текст. Авторы сайта заявляют, что «анонимно работают для гарантии безопасности инвестиций от мошенников и скамеров» и являются представителями журналистики, финансов и бизнеса.

В любом случае, кто бы ни написал этот текст, важно другое — там есть факты, которые наделали шума в узких кругах, но не просочились в паблик.

Авторы прежде всего обратили внимание на то, что в рассказах о себе в «бизнес-леди» Зарецкой случаются нестыковки.

Так, в одном интервью она рассказывает, что никогда не интересовалась бизнесом и пошла на стартап-акселератор, так как это «был последний шанс поучаствовать в создании бизнеса».

В другом интервью (которое уже удалено с ютуба, но сохранилось) Зарецкая, на фоне криков петухов, утверждает, что свою первую компанию она продала в 20 лет. Еще до отъезда в Эстонию. Но никогда больше свой «первый бизнес» Зарецкая в интервью не упоминала.

Помимо этого, в видео звучит, что она лауреат премии Лукашенко по поддержке талантливой молодежи (информация о лауреатах публикуется в открытом доступе, мы попросили Зарецкую вспомнить, в каком году она получала премию, чтобы проверить этот факт, Зарецкая не ответила на наш запрос. В интервью Никите Мелкозерову в канале «Жыццё-маліна» она говорила, что «никогда ничего не получала от государства». — НН).

Далее авторы анализируют основной стартап Зарецкой, фирму Laava Tech, на которой, согласно публичной легенде, та заработала миллионы.

Авторы приходят к выводу: «Почти нет информации, как на самом деле работает ее решение», — и подкрепляют это выписками из эстонских регистров, из которых следует, что Зарецкая в определенные годы дезинформировала о размерах оборотов компании.

Отчетность действительно можно посмотреть в открытых эстонских источниках. Из самого свежего отчета, датируемого концом 2020-го, активов в стартапе было на 149 876 евро, из которых долгов — 56 тысяч, и 94 тысячи — это инвестиции акционеров неизвестного происхождения.

Зарецкую также подлавливают на мелких моментах, вроде непонимания природы фотосинтеза, обвиняют в существовании «мертвых душ» и неодобрительности официальной численности персонала с той, которая презентуется инвесторам и так далее.

Самое серьезное обвинение в сторону Зарецкой заключается в том, что она, получив на развитие своего Laava Tech грант Евросоюза, якобы показала доходность основной эстонской фирмы таким образом — открыв другую фирму в Польше и получив грант на поддержку мелкого бизнеса от правительства Польши (в размере 176,4 тысячи злотых — 37,5 тыс. евро), она якобы перевела его платежом за услугу на счет своего эстонского стартапа, чем ввела в заблуждение доноров, показав фиктивную коммерциализацию продукта, что стало причиной для выдачи последующего грантового транша.

Факт получения гранта подтверждается легко, он публичный. А вот подтвердить сам факт перевода между аффилированными компаниями проблематично.

«Наша Ніва» запросила у авторов расследования Just Diligence, откуда у них опубликована ими информация. Они ответили: «Ответственность перед источником не позволяет раскрыть ее. Мы можем, однако, сказать, что источник работал с Татьяной Зарецкой (мы проверяли это) и, соответственно, мы имеем основания считать информацию правдивой».

Сама Зарецкая это обвинение никак не прокомментировала.

«В любом случае, зачем открывать две одинаковые компании, которые даже не причастны в отношении друг к другу?» — задаются вопросом авторы.

Более того, как обнаружила «Наша Ніва», после получения 176 тысяч злотых основанная Зарецкой в Польше «LAAVA TECH SPÓŁKA Z OGRANICZONĄ ODPOWIEDZIALNOŚCIĄ»… была ликвидирована польским судом из-за неосуществления действий.

Как стало известно «Нашай Ніве», содержание опубликованного в интернете расследования было доведено до возмутившейся Тихановской, но, якобы, Зарецкой удалось убедить ее в своей честности.

«Много угроз»

Зарецкая начала строить линию обороны, отталкиваясь от тезиса, что ей угрожают. «В последнее время мне поступает много угроз и клеветы», — писала она, не уточняя, кто и почему ей угрожает, а также в чем заключается клевета.

Параллельно с этим «Наша Ніва» вела собственное расследование деятельности Зарецкой, отдельные детали которого стали известны ей через общих знакомых.

Зарецкая знала о том, что с «НН» согласились поговорить как бывшие, так и действующие сотрудники Laava Tech. Возможно, именно поэтому она написала заявление на отставку по собственному желанию, обставив это так, что уход сделан «под давлением угроз».

У нас есть все основания считать, что Зарецкая действительно сделала это из-за угрозы, но одной и конкретной — угрозы, что станут известны настоящие результаты деятельности ее стартапа.

Поэтому рассказываем ее историю.

Кто такая Зарецкая и что такое ее стартап?

Зарецкая родилась в 1994 году в Минске, в семье химиков. Ее отец, Олег Зарецкий, — ученый. До переезда в Эстонию он работал в Академии наук Беларуси.

Татьяна Зарецкая. Фото: Zerkalo.io

Согласно тому, что рассказывает сама Зарецкая, в студенчестве, поступив в Белорусский государственный университет на факультет международных отношений, она поняла, что это не то — «международные отношения нельзя изучать на русском языке», и поэтому нашла программу и поступила в Эстонию.

Там к ней пришла идея оптимизировать рост растений, и на последнем курсе она выиграла со своим концептом небольшой грант в университетском стартап-конкурсе.

Ну а потом начала стартап развивать. Он называется Laava Tech. История тянется с 2017 года.

Либо фундаментальный прорыв в науке, либо лысенковщина

Вот как сама Зарецкая объясняет суть идеи стартапа.

«С помощью специального блока управления и программного обеспечения на базе машинного обучения и искусственного интеллекта Laava Tech регулирует работу светодиодных ламп, сокращая затраты электроэнергии до 75% и при этом улучшая урожайность на 20%. На смартфон загружается специальный интерфейс, который получает информацию из блока управления, контролирующего работу LED-ламп. Блок управления и осветительные приборы являются собственной разработкой Laava Tech.

Все вместе позволяет удаленно контролировать настройки освещения в теплице, например, спектр и интенсивность светодиодов», — говорилось в одном из ее интервью (в других интервью она называла процент экономии электроэнергии 90% и также обещала увеличить урожайность на 20% — НН).

Речь идет о выращивании растений в помещениях. Для роста растениям нужны питательные вещества и вода, а также солнечный свет, потребляемый ими в процессе фотосинтеза — процесса преобразования энергии света в энергию химических связей органических веществ.

Для этого процесса пигменты в тканях растений поглощают энергию фотонов требуемых длин волн, а затем используют эту энергию для запуска цепей химических реакций фотосинтеза.

Солнечный свет могут заменять фитолампы с использованием определенных длин волн.

Затраты на энергию при этом составляют большую долю в экономике выращивания растений, поэтому люди давно додумались как сэкономить — сделать свет мерцающим. Это не что-то новое.

Свет горит не постоянно, а подается порционно, соответственно — снижается использование энергии.

Зарецкая обещает, что может сократить потребление энергии то ли до 75%, то ли до 90%, или просто «в десять раз», как в некоторых выступлениях.

Это, по сути, означает, что свет ламп, в течение очень коротких вспышек, для человеческого глаза будут почти невидимы, но растения при этом будут не только получать нужные лучи, но и расти еще на 20% лучше.

Более того, Зарецкая утверждает, что специальная программа будет анализировать отдельные растения в режиме реального времени и с помощью искусственного интеллекта анализировать конкретное растение и регулировать свет в соответствии с его точными потребностями (различные растения «любят» различные спектры лучей в зависимости от периода развития, что влияет на их рост. — НН).

Звучит все это здорово.

«Технологические гиганты бьются за несчастные процентики сокращения потребления энергии своих ламп для растений. Кажется, никто еще не пошел дальше 20% экономии. А 75% при увеличении урожайности на 20% — это либо серьезный фундаментальный прорыв в науке, либо очередная лысенковщина, — сказал «Нашай Ніве» биолог из Национальной академии наук Беларуси, прочитав по нашей просьбе описание проекта.

Свою идею Зарецкая презентовала на разного рода хакатонах и питчингах.

Например, в своих интервью она гордится тем, что презентовала свой стартап в ледяной воде, чем впечатлила жюри и получила деньги. Это одни из первых денег, которые она привлекла в стартап, — 10 тысяч евро.

На своем персональном сайте она подчеркивает, что с этого начались истоки истории.

Но ее выступление, сохраненное в сети, — классический пример введения в заблуждение.

Послушайте сами, начиная с 2:52.

«[ … ] We have two more people from Belarus with over 30 years of experience in software development with background in chemical and electrical engineering», — презентует команду своего стартапа Зарецкая.

Она подразумевает еще двух акционеров Laava Tech — своего отца, химика Олега Зарецкого, и его друга, химика Сергея Родионова. Граждан Беларуси.

Список бенефициаров Laava Tech: как минимум трое — близкие родственники

Но действительно ли они имеют «30-летний опыт в разработке программного обеспечения»? Благодаря «Киберпартизанам» мы знаем, где работали эти люди. Они вместе работали в компаниях, которые занимались не разработкой программного обеспечения, а продавали фильтры для очистки воздуха.

А также в других организациях, включая подразделения НАН РБ, которые никоим образом не пересекаются с программированием. Родионов, кроме того, работал в минском Доме молодежи.

Зарецкая также деликатно обошла момент того, что еще один член команды — ее муж (хотя в этом и нет ничего плохого), назвав его просто «специалистом по маркетингу с 15-летним опытом». Муж финн — также активист разного рода стартап-программ, собеседники «Нашай Нівы» называют его генератором идей для стартапа Зарецкой.

Представив жюри команду, где есть «два человека с 30-летним опытом в разработке программного обеспечения и бэкграундом в области химического и электрического инжиниринга», Зарецкая и получила титул победителя питчинга (презентации) и 10 тысяч евро на развитие.

На этом моменте, в общем, читателю нужно понять, что из себя представляет сам рынок стартапов.

«Это бизнес-риски»

«Люди выдумывают свой продукт, берут на него деньги, убеждая, что они когда-нибудь отобьются. А потом бывает, что продукт выходит на рынок, а бывает, что не взлетает — не срабатывает идея. Можно ли здесь обвинить команду разработчиков в мошенничестве? Они просили, они верили, они сделали, но не пошло — здесь очень сложно их обвинить. Это бизнес-риски.

Большинство стартапов так и работает, за собственные деньги развивается мизер. И 99% стартапов прогорают. Все знают реальность и правила игры.

При этом, в западных странах, где очень дешевые деньги и их много, считается, что нужно поддерживать креативную молодежь — пусть они там себе тренируются делать и думать. Засевают поле грантовыми деньгами относительно небольшими, и может быть, что-то взойдет и кто-то из наших придумает новый Uber или Instagram, примерно так думают в европейских фондах и акселераторах.

Для молодежи устраивают возможности самопрезентаций и выдают победителям небольшие гранты, в размерах пары десятков тысяч евро», — объясняет человек, который сам занимается венчурными инвестициями в стартапы.

После получения первого финансирования Зарецкая, не имея еще никаких реальных достижений, управляя компанией, которая по уши в долгах при весьма скромных оборотах, она занялась построением имиджа успешной бизнес-вумен.

В белорусских СМИ она впервые прозвучала в 2020-м, благодаря тому, что попала в рейтинг Forbes «30 under 30».

Но реальность в том, что этот рейтинг — рекламный, он не отражает размеров капитала или успешности компаний, а составляется согласно рекомендациям тех, кто сам в нем некогда был упомянут. Представители реального бизнеса охарактеризовали нам его как «мусорный».

Три главных достижения Зарецкой по ее сайту: рейтинг «Форбса», чат в соцсетях, участие в псевдоконференции. Кроме того, Зарецкая продает на своем сайте собственные консультации, прайс начинается со $100, что довольно мелко для якобы долларового миллионера

Но это не мешало Зарецкой не только не опровергать в интервью утверждение о миллионерке, но и рассказывать, что она почувствовала, когда «заработала первый миллион».

Сайт недоступен

В принципе, успешность продукта легко оценить каждому — продукт считается успешным, если а) им пользуются/его покупают, б) он приносит прибыль. «Наша Ніва» решила поинтересоваться, на чем Зарецкая зарабатывает миллионы. Но сделать это оказалось непросто от начала — сайт стартапа Зарецкой просто не работает.

Не работает, как минимум, неделю — мы начали наблюдать за ним неделю назад. Сколько в реальности он недоступен, неизвестно.

В кэшированной версии сайта есть информация только о бенефециарах и общее описание технологии, но без возможности заказать готовую продукцию. Даже если бы сайт работал, у него не было коммерческого функционала.

Это не только удивительно, но и, в теории бизнеса, наносит прямой ущерб делу в виде недополученных доходов из-за недополученных заказов.

Как же тогда посмотреть на новаторские светодиодные лампы, которые, якобы, являются источником капитала и, по словам Зарецкой, уже несколько лет как существуют? Как их купить?

«Наша Ніва» не смогла ответить на эти вопросы и не получила ответов на запросы, направленные через мессенджеры сотрудникам Laava Tech.

Мы не нашли никаких свидетельств, что какие-то лампы, разработанные и изготовленные Laava Tech, в принципе на данный момент существуют. Мы видели их фото только в виде рендеров.

Другой сотрудник Laava Tech на условиях анонимности высказал «Нашай Ніве» мнение, что, у компании нет ламп собственного производства, соответствующих заявленным характеристикам. В том, что называется «лабораторией», он видел купленные у других производителей лампы. С ними и проводятся опыты, назовем это так. Какую-то лампу пытались смастерить отец Зарецкой и другой соучредитель Сергей Родионов. Но они инженеры-химики, а не биологи. Но, по мнению сотрудника, у них ничего не вышло, если рассматривать это в плане заявленной эффективности. «Это для них как такое вечное хобби — сборка идеальной лампы, поиск философского камня», — считает сотрудник стартапа.

Это было мнение сотрудника. А что нам говорит отчетность компании по европейскому гранту? Как компания описывает итоги работы после получения финансирования более чем на 2 миллиона евро?

В течение первых 12 месяцев […] мы работали над тем, чтобы наш блок управления был совместим с другими системами на рынке. Мы проводим беспрерывные испытания для обучения нашего АI и обеспечиваем его максимально возможным объемом данных вместе с данными из наших пилотных проектов», — такой отчет дает Laava Tech.

Что на это говорят сотрудники?

«Камера, взятая у другой компании, которая должна была ездить по периметру зоны посадки, снимать растения и анализировать, что им нужно, как положено не ездила, не фоткала и никаких полезных данных для анализа не давала. Я могу ошибаться, но мне неизвестно фактов, чтобы какое-то готовое аналитическое или техническое решение компании Laava Tech было поставлялось потребителям сейчас или раньше. По моей информации, продавать нечего», — сказал нам сотрудник Laava Tech.

«Нет доступных результатов», — описание текущих результатов проекта на сайте организации, выдавшей компании Зарецкой большой европейский грант

Ровно так же ничего не известно о каких-то научных исследованиях в обоснование того, что утверждает Зарецкая.

Цифра в 75% сокращения потребления энергии при одновременном 20% увеличении урожайности — вещь, которая существует только на словах предпринимательницы, никем никогда не доказана.

Мы обратились к Зарецкой с вопросом о научных методах измерения того, что она декларирует, а также источниках того, где публикуется методика и результаты научных исследований. Ответа мы не получили.

Сотрудник Laava Tech в разговоре с «Нашай Нівай» высказал мнение, что глубокие научные исследования компанией проводиться не могут, так как компания не имеет достаточного набора инструментов. «Доказать возможность увеличения урожайности на 20% компания не может технически», — признал сотрудник.

Нам также неизвестно, есть ли в команде Зарецкой биологи — она отказалась отвечать на вопросы о компетенциях и именах сотрудников.

«Может и тысяча наберется»

За сутки до заявления Зарецкой об отставке «Наша Ніва» попросила ее ответить на вопросы касательно ее бизнеса, а именно:

— Как вы придумали и развивали стартап?

— Как вы создавали свои лампы, в чем их уникальность, в чем они лучше продукции конкурентов? Где их можно купить, кто ими пользуется? Сколько вы уже продали и кому?

— Расскажите о научных исследованиях эффективности вашей технологии — как вы их делали, где почитать публикации?

— Как вы разрабатывали свой АI? Кто его разрабатывал и как он работает?

Также мы попросили Зарецкую рассказать, на чем конкретно она заработала свои якобы наличные миллионы — это был кэшаут с Laava Tech или доходы от продажи продукта? Также мы попросили ее прокомментировать факты из расследования JustDiligence.

Зарецкая сначала отказалась, сославшись на занятость. Она находилась «на саммите в Лиссабоне, где довольно плотное расписание, которое планировалось недели назад».

Еще через сутки она попросила привести «список более конкретных вопросов» о Laava Tech.

Вскоре после этого появилось заявление Зарецкой об «угрозах ей и ее бизнес-партнерам», исходя из чего «она решила покинуть пост».

После уточняющего вопроса журналиста «Нашай Нівы», можно ли считать ее молчание свидетельством того, что комментариев не будет, Зарецкая ответила угрозами.

«Во-первых, я не даю вам и вашему изданию право публиковать хоть что-то, связанное со мной или затрагивающее мои интересы (или интересы моей компании) без моего ведома и согласования с моими юристами.

Во-вторых, я предупреждаю вас, что в Евросоюзе есть законодательство, запрещающее публиковать заведомо ложные свидетельства и ссылки на них.

В-третьих, я оставляю за собой право проинформировать ваше руководство и тех, кто финансирует ваше издание, о хамской манере, в которой вы общаетесь с людьми. Посоветовала бы вам в таком тоне разговаривать со своими знакомыми, но никто не заслуживает такого обращения», — написала она журналисту «НН».

Под «хамскими манерами», вероятно, подразумевались наши настойчивые вопросы о практических результатах ее бизнеса.

Несмотря на «плотное расписание», которое помешало Зарецкой ответить на вопросы «Нашай Нівы», 2 ноября она нашла время, чтобы рассказать многим СМИ о поступавшем ей «шквале угроз».

«Речь о сотнях угроз, может в целом и тысяча наберется. Это была непрерывная атака по всем направлениям. Десятки анонимных сообщений во всех возможных соцсетях и мессенджерах, звонки с незнакомых номеров, мейлы на всех родных, близких, знакомых, сотрудников моей фирмы, партнеров и инвесторов, — заявила Зарецкая в письменных ответах на запросы Радио «Свабода».

— И все это в конце концов приходило ко мне: сотрудники начали бояться за свою безопасность, партнеры не понимали, чем это закончится и когда, инвесторы — просто были в шоке», — утверждает Татьяна Зарецкая.

По стечению обстоятельств, эстонская компания Laava Tech решением акционеров перенесла начало финансового года компании на 2 месяца: они должны были сдать свою финансовую отчетность 1 ноября — как раз на пике журналистского интереса к компании и личности Зарецкой.

Но за четыре дня до того, 27 октября, по неизвестным причинам акционеры взяли двухмесячный таймаут, оформив это изменениями в устав компании (посмотреть это можно по ссылке, перейдя в раздел «articles of association»).

Финансовый год — это период, за который подается отчетность. Либо они не успевают с отчетом, что, как правило, не бывает причиной менять устав компании, или хотят отвлечь ее публикацию, или хотят что-то успеть за следующие два месяца.

Как же Зарецкая попала в Кабинет представителей?

Отставка Зарецкой заставляет задуматься о вопросе верификации людей, претендующих на лидерские должности в офисе Тихановской в тех сложных условиях, в которых Офис существует.

«Наша Ніва» попросила у представителя Офиса комментарий о том, как осуществлялась оценка компетентности Зарецкой и ее бизнес-репутации, но пока ответ не получила.

Как стало известно «Нашей Ниве» от двух собеседников, которые попросили не называть себя, кабинет целево искал на должность «министра финансов» женщину. Так в кабинете отреагировали на критику, прозвучавшую после озвучивания его первого состава с исключительно мужским портретом: Латушко, Сахащик, Азаров, Ковалевский.

Но публичных женщин-экономисток, которые бы и были компетентными, и готовы были открыто выступить против диктатуры, в Беларуси не так много.

Успешные бизнес-вумен в политику не спешат, а именитые личности вроде Татьяны Маринич или Екатерины Борнуковой заняты на своих проектах.

Сама Зарецкая публично заявляла, что «ее советовал BEROC» — это авторитетная исследовательская организация экономического профиля, в которой работают такие звезды, как Павел Данейко, Дмитрий Крук, Лев Львовский, Катерина Борнукова.

Действительно ли BEROC ее советовал?

«BEROC как организация никого не советовал, — сказала «Нашай Ніве» Катерина Борнукова, академический директор организации. — А я лично назвала ее в ряде других кандидатур, все из которых, кроме нее, отказались. Я сожалею, что назвала ее имя, досконально не изучив фигуру».

«Фэйл Офиса, фэйл СМИ»

Другой белорусский экономист, попросивший «НН», чтобы его имя не называлось, считает: «Зарецкая ничего не понимает в экономике, что любому взрослому человеку вполне понятно через полчаса частной коммуникации. Это фэйл Офиса, что она туда попала, и фэйл СМИ, которые некритически доверяли нарративу Зарецкой о себе», — сказал нам этот уважаемый экономист, который сталкивался с Зарецкой.

«Когда я смотрел ее интервью Мелкозерову, то у меня — сплошные красные флажки. Ее образ не соотносится у меня с образами тех девушек, которые реально успешны и что-то делают и продают», — сказал «НН» топ-менеджер большой IТ-компании и участник движения за свободные выборы в 2020-м.

Татьяна Зарецкая стала гостем самой популярной программы белорусского ютуба «Жыццё-маліна»

О создании иллюзии успешности в ІТ-кругах также сложилось мнение.

«Это обычная история, когда ты просишь денег большими суммами — веди себя так, чтобы тебя не заподозрили в бережливости, создавай впечатление платежеспособности.

Вопрос кредитов и инвестиций — это вопрос доверия. Важно уметь пускать пыль в глаза, убеждать, что ты Мидас, к чему прикасаешься — то в золото. А если не выйдет — отдашь из своих.

В этом плане она все делает грамотно. Я даже не воспринимаю ее назначение в Кабинет как что-то плохое, ведь если ее роль — искать деньги, то она на своем месте.

Правда, вопрос, кто кого в итоге использует. Она свою запись в резюме или Беларусь ее как переговорщицу», —сказал другой бизнесмен IТ-сферы.

За неделю сбора характеристик на Татьяну Зарецкую мы не услышали о ней позитивных отзывов в кругах IТ-бизнеса и экономистов.

«Я так понимаю, стартапу уже несколько лет, и все эти годы они обещают сократить энергозатратность программным и аппаратным путем в 10 раз? Вспоминается реклама, когда мужчинам предлагали в 10 раз увеличить член, а тем, кто заплатил, присылали лупу.

Я думаю, это не история о «специально поставить недостижимую цель, чтобы прыгнуть максимально высоко», я думаю, это история о попытке обмануть физику, — считает бизнесмен. — Это же надо тогда признать, что все вокруг недалеки: у LG, у Panasonic не получается, а мы можем. Выглядит, как пылесос денег из доверчивых инвесторов, в нашем случае — фонда. Для меня это выглядит так.

А пара грантовых миллионов, на самом деле, не такое уж и достижение. Были и кейсы более громкие — вспомните Theranos и Элизабет Холмс».

Но наш собеседник признает, что нельзя говорить о недобросовестности, пока мы не увидим, не изучим результатов работы Laava Tech.

«Вообще, в стартапах непросто определить — замысел неуспешный, потому что идея не сбылась, или замысел в принципе не был рассчитан на успех. Но, как только я увидел Зарецкую возле Тихановской, то у меня появилась мысль, что Зарецкая использует свой пост для дальнейшего поиска денег на свой стартап», — сказал «Нашай Ніве» уважаемый в таллинских IТ-кругах инвестор.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

6
Сымон / Ответить
03.11.2022
Посмотрите её интервью на канале Никиты Мелкозерова. Там всё становится на места буквально за минут 20-30 и никаких расследований не надо.

P.s. Особенно "умиляет" реакция огромного числа людей, которые ведутся на всякие "списки форбс 30 до 30", "стартапы", "ивенты" и т.д. Если столько многим людям так легко "запудрить мозги", то на надо удивляться что мы там, где мы находимся.
19
счётчик Гейгера / Ответить
03.11.2022

  Заказная статья или шикарное журналистское расследование, ОДНО ЯСНО : КАК НИКОГДА ВАЖНА ПРОЗРАЧНОСТЬ РАБОТЫ ВСЕХ ВЕТВЕЙ ВЛАСТИ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ.  Иначе , после свержения картофельного фюрера нас ждёт такое , что Украина 1992-2010 гг. покажется нам песчинкой на берегу Сожа.
0
Іван / Ответить
03.11.2022
Беларуская зямля нараджае розныя таленты. )
Показать все комментарии/ 105 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера