Найти
25.09.2023 / 20:507РусŁacБел

В Якутске уничтожили памятник ссыльным и жертвам репрессий. На нем были имена знаменитых белорусов

В российском Якутске демонтировали памятник ссыльным XVII-XX веков и жертвам репрессий XX века. Все гранитные плиты, которые составляли мемориал, вывезли в неизвестном направлении, сообщает местное издание SakhaDay.

Мемориал, который был создан в 2001 году, состоял из пяти каменных глыб, стоявших полукругом. На каждом камне — таблички с именами ученых и исследователей, которые были сосланы в Якутию и впоследствии внесли большой вклад в изучение языка и культуры якутского народа — Вацлава Серошевского, Эдварда Пекарского, Иоанна Черского и Александра Чекановского. Надписи выполнены на трех языках: русском, якутском и польском.

Памятник ссыльным в Якутске. Фото: Wikimedia Commons

Весной 2023 года монумент обнесли забором, а в июне с него убрали таблички с именами исследователей.

Но подробностей об этом не знают ни в Департаменте охраны объектов культурного наследия, ни в службе эксплуатации городского хозяйства, ни в управлении Центрального округа города Якутска. Мэрия обещала выяснить, что случилось с памятником, но ничего сделано не было. Ситуация очень напоминает ту, что случилась с памятным знаком в честь восстания 1863 года, который исчез с вокзала в Гродно, но местные власти делают вид, что не знают даже о том, что он когда-то существовал.

Памятник с демонтированными табличками. Фото: SakhaDay

Судьбой якутского памятника обеспокоился только руководитель местного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Руслан Васильев.

«Это происходит на фоне того, что Роскомнадзор запретил самый кассовый якутский фильм «Айта» с формулировкой «демонстрация неравенства лиц по национальному признаку». А в нашем случае по какому признаку снесли памятник? Надеюсь, что не по национальному», — написал Васильев.

Так сейчас выглядит место памятника, который хранил память и о выдающихся белорусах. Фото: SakhaDay

Российские деятели и медиа, обращаясь к вопросу уничтожения памятника, называют ссыльных «поляками», но из четырех лиц, увековеченных на нем, — двое белорусов.

Если высланный после восстания 1863 года Вацлав Серошевский, написавший здесь научную работу под названием «Якуты. Опыт этнографического исследования», был родом из-под Варшавы, а Александр Чекановский, известный геолог, открывший месторождения каменного угля и графита, родом с Волыни, то двое других — наши земляки.

Ян Черский на фотографии 1879 года. Фото: Wikimedia Commons

Имя первого из них, Иоанна Доминиковича Черского (или Ивана Дементьевича в русифицированном варианте), знакомо многим белорусам из школы. Черский родился в дворянской семье в имении Свольно Дриссенского уезда, сейчас это Верхнедвинский район. В детстве потерял отца, но мать сумела обеспечить ему хорошее образование. Ян окончил Виленскую гимназию, а затем Виленский шляхетский институт.

Ян Черский присоединился к восстанию 1863 года и, по данным исследователей, находился в партизанском отряде, который возглавлял Кастусь Калиновский. Был пленен в бою, лишен шляхетства, гражданских прав и выслан в бессрочную ссылку в Сибирь солдатом. Наказание отбывал в Омске. По дороге Черский познакомился с известным естествоиспытателем Чекановским, который привил ему интерес к изучению природы и сбору различных коллекций.

Хорошее образование позволило Черскому занять приличное положение и проводить много времени в библиотеке. В ссылке он познакомился с известными географами того времени, начал собирать коллекцию ископаемых.

По состоянию здоровья его в 1869 году увольняют с воинской службы, а через пару лет Русское географическое общество добивается для него разрешения переехать в Иркутск. Здесь под руководством Чекановского и Бенедикта Дыбовского, уроженца Минского уезда, он непосредственно занимается наукой. Кстати, Дыбовский подробно рассказывает в своих воспоминаниях о безрезультатных попытках Черского получить разрешение вернуться на родину.

Хребет Черского в Северо-Восточной Сибири. Фото: Wikimedia Commons

Весь его род походил с белорусских земель, а белорусский язык для исследователя был родным. В письме к сестре Михалине он писал с сожалением: «Я здесь уже обрусел и стал забывать родной белорусский язык».

С Иркутска Черский начинает свои многочисленные геологические экспедиции по изучению Сибири. В одной из них, в Северо-Восточную Сибирь, он умирает от туберкулеза.

Тело белорусского исследователя было захоронено на берегу Колымы.

В честь нашего земляка названы горные хребты в Забайкалье и Северо-Восточной Сибири, вулкан, несколько пиков, ледник, долина, берега, улицы, в том числе в Верхнедвинске, и несколько видов животных.

В 1996 году было создано Иркутское общество белорусской культуры имени Яна Черского и утверждена эмблема с его изображением. Сегодня его основатель Олег Рудаков и его жена схвачены белорусскими властями и брошены на сутки за распространение «экстремистских материалов».

Исследователь якутского языка Эдвард Пекарский с женой

Меньшую известность у нас имеет Эдвард Пекарский, родившийся в 1858 году в имении Петровичи Игуменского уезда. Сейчас это Смолевичский район Минской области. Как можно понять из даты рождения, в Сибирь он попал вовсе не за участие в восстании.

Эдвард происходил из старинного, но обедневшего дворянского рода. Отец арендовал имение у князей Витгенштейнов. Несмотря на некоторые социальные привилегии, мелкая шляхта жила во многом так же, как и крестьяне. Недаром отец Карл Пекарский, потеряв жену, отдал сына-первенца на воспитание в семью белорусского крестьянина. Здесь нельзя не вспомнить об обычае дзядзькавання, чье влияние на белорусское самосознание шляхты ярко отражено Владимиром Короткевичем в романе «Колосья под серпом твоим».

После жил у тети в Минске, которая отдала его учиться в Мозырскую гимназию. Доучивался в Таганрогской гимназии. Эдвард Пекарский присоединился к подпольному кружку, участники которого читали нелегальную литературу. Позже он еще не раз будет менять учебные заведения. В итоге все же окончил Черниговскую классическую гимназию и поступил в Харьковский ветеринарный институт, откуда его исключили за участие в народническом движении.

Эдварда Пекарского в 1878 году заочно приговорили к ссылке в Архангельскую губернию, но до 1880 года ему удавалось успешно скрываться от царских жандармов. Когда его схватили, то, беря в учет «молодость, легкомыслие и болезненное состояние», каторгу заменили на поселение в Сибири.

Так он попал в Якутию, где без помощи местных жителей быстро умер бы от голода. Несмотря на чрезвычайно тяжелые условия, Пекарский начал живо интересоваться якутским языком.

Пекарский за работой в своей юрте

Считается, что к созданию Magnum opus белоруса подтолкнула статья в местной газете за 1885 год, которая утверждала, что в якутском языке всего три тысячи слов. Такое шовинистическое отношение великороссов к местным культурам и наречиям ему, рожденному и выращенному в белорусской среде, очевидно, было хорошо известно. Уже к 1887 году исследователь собрал 7 тысяч якутских слов, а через 11 лет — 20 тысяч.

В поисках материала для своего словаря Эдвард Пекарский объездил самые отдаленные уголки Якутии. Причем очень скоро он начал записывать не только отдельные слова и выражения, но и местный фольклор.

Дом, в котором в 1881-1899 годах жил ссыльный Эдвард Пекарский в Черкехском музейном комплексе

Результат работы настолько впечатлил Академию наук, что в 1904 году ему разрешили выехать в Петербург. В Музее антропологии и этнографии он получил должность научного хранителя, продолжая работать над своим словарем. Первое издание Словаря якутского языка увидело свет в 1907 году.

Второе издание Словаря якутского языка состояло из трех больших томов, которые содержали уже около 38 тысяч слов. В 1927 году в честь окончания словаря Пекарский был избран членом-корреспондентом АН СССР.

Словарь Пекарского поспособствовал созданию письменной традиции у якутов, а самого исследователя начали называть отцом якутской литературы.

Титульный лист Словаря якутского языка, составленного Э. К. Пекарским в 1882-1897 гг.

Теперь же, на волне ненависти ко всему чужому, которая разгорается в Беларуси и России, жертвами становятся захоронения, памятники — все, что по мнению властей, касается культуры «враждебных» стран. В учет не берутся ни моральные аспекты, ни вклад деятелей в науку и культуру стран.

Так, в Приозерске Ленинградской области демонтировали памятник финским солдатам, с Левашовского кладбища в Петербурге исчез памятник репрессированным полякам, со стены крепости Орешек убрали мемориальную доску полякам — узникам Шлиссельбургской крепости, собираются пересматривать «историческую правду» о Катыни.

Аналогичные процессы происходят и в Беларуси: уничтожают польские воинские захоронения, упоминания об Элизе Ожешко, признаются экстремистскими произведения Дунина-Марцинкевича, «террористами» объявляются герои восстания 1863-1864 годов и т.д. Под видом наступления на поляков происходит наступление на все белорусское, все «нерусское», но предложить взамен абсолютно нечего.

Эти культурные чистки являются формой самоуспокоения режимов, демонстрацией безнаказанного самовластия, реванша «русского мира» в войне с миром западным, с которым на экономическом поле, а теперь и на полях сражений приходится терпеть позорные поражения.

«Наша Нiва» — бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ

Читайте также:

Архитектурные произведения автора бело-красного-белого флага признаны всемирным наследием ЮНЕСКО

Лукашистов обеспокоило уничтожение наследия. Но есть нюанс

В Гродно исчезли туристические стенды об Элизе Ожешко

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
0
На том и стоим/ответить/
26.09.2023
Зверинец русского мира одинаков всюду, в Минске, Якутске. Русский мир стоит на тотальном рабстве, нищите, деклассированности, малообразованности, иванстве безродном, тотальном обмане и бытовом шовинизме....
0
Тот случай /ответить/
26.09.2023
Когда тюрьма пошла на пользу.
1
Matts Larsson/ответить/
26.09.2023
In Russia, the Finnish war dead memorial in Käkisalmi (Приозе́рск) in Karelia was destroyed during the summer. The area belonged to Finland until 1944. 
It is not a Civilized state measure to destroy and desecrate cemeteries and memorials. Russia is exactly what "На том и стоим" wrote.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера