Найти
14.09.2023 / 15:431РусŁacБел

Наговоры и стукачество, показная лояльность, квартирники и междусобойчики. Опубликованы результаты опроса деятелей культуры внутри Беларуси

Белорусский ПЕН провел исследование состояния сферы культуры Беларуси в 2022-2023 годах. Оно основывалось на личных беседах с 42 деятелями культуры, остающимися внутри страны. Знакомим с его основными результатами.

Авторы исследования обращают внимание, что в сегодняшних условиях для того, чтобы оценить обстановку в сфере культуры Беларуси, недостаточно данных из открытых источников, мониторингом которых занимается Белорусский ПЕН. Все больше фактов нарушений приобретают непубличный характер, не выходят за пределы семьи или ближнего круга знакомых.

Поэтому для того, чтобы получить наиболее полную картину, были проведены 42 экспертных интервью с деятелями культуры государственного и независимого секторов.

Изменения ситуации

Респонденты отмечали, что на протяжении последних полутора лет ситуация в сфере культуры Беларуси продолжала ухудшаться. На их взгляд, некое развитие культуры внутри страны отсутствует, вместо этого происходит сужение культурной деятельности и планомерное уничтожение целых слоев культуры на уровне институций.

Например, в Музее Азгура полностью была изменена команда. В других учреждениях сменили руководство, уволили специалистов. Вместо профессионалов часто берут людей «по знакомству, особенно начальниками».

Самый популярный вид репрессий — цензура, которая требует, чтобы все было стерильным с точки зрения политики и критических высказываний. Существует тенденция очистки библиотечных фондов, снижение качества пополнения фондов, в том числе самоцензура библиотекарей.

В сфере искусства цензура приобрела несколько уровней. С 1 января 2023 года каждая выставка должна пройти процедуру согласования. Но кроме этого не исключено, что непосредственно в день открытия выставки может прийти представитель комиссии и потребовать снять некоторые работы.

Третий уровень — мероприятие могут посетить такие лица, как Бондарева, Сидорович или Жигимонт. И после их визита выставка может быть закрыта.

Чтобы избежать неожиданностей, художники вынуждены выставлять свои произведения под псевдонимами.

С введением реестра организаторов культурно-зрелищных мероприятий максимально усложнилась процедура получения гастрольных удостоверений, ужесточились требования к проведению любого вида мероприятий.

В стране ограничен доступ нелояльного режима деятелей культуры к зрителю — составлены списки «неблагонадежных» как творцов, так и простых работников сферы.

При этом никто точно не знает, как они выглядят и в какой форме существуют, но ни у кого не вызывает сомнения, что они есть.

Респонденты рассказывали о градации списков работников. Они бывают «первой линии и второй линии», «черные и серые», «одной группы и второй группы». Такие списки регулируют возможность / невозможность трудоустройства, или увольнения / неувольнения.

Государственные институции работают преимущественно на обслуживание идеологических запросов власти. А под эгидой русификации идет атака на белорусскую национальную культуру и ее постепенное уничтожение, растет число запрещенных тем.

Продолжается вынужденная эмиграция специалистов. Многие деятели культуры сознательно остаются в стране.

Изменения ситуации с репрессиями

Большинство респондентов сходятся во мнении, что репрессии в сфере культуры не являются целенаправленной атакой на культуру.

Главная причина преследования — гражданская позиция отдельных творцов. Специалистов из сферы культуры увольняют, несмотря на их профессионализм, высокую компетентность, уровень научных знаний и заслуги.

Власти поставили перед собой «маниакальную задачу» — наказать всех, кто участвовал в мирном протесте, и люди творческих профессий включены в общий маразм происходящего в стране.

Одна из литераторов метафорически сравнила репрессии с машиной, которой нужны цепи, чтобы пробираться по снежной дороге, — так и к непрерывному катку репрессий приделали цепи, «такие цепи устрашения».

Отвечая на вопрос, как меняется ситуация с репрессиями, респонденты говорили о росте их количества и ужесточении. То, что раньше казалось недопустимым со стороны представителей власти и функционеров, теперь стало приемлемым. При этом предел дозволенного все больше отодвигается.

Среди причин увольнения — общественная позиция, отказ вступать в псевдопрофсоюз Федерации профсоюзов Беларуси. Есть случаи, когда увольнения происходили по доносу.

Уволенному «за политику» деятелю культуры больше нет места в системе государственных учреждений, так как о его нелояльности системе будет указано в характеристике, которую в любом случае запросит новый потенциальный работодатель.

Поэтому увольнение — это не только потеря дохода и средств для существования, но и лишение социального жилья тех работников сферы, кому оно предоставлялось, а для кого-то также запрет на профессию в Беларуси в целом.

Государственные культурные институции превращаются в режимные объекты, требующие все более «какой-то такой показной лояльности», где, среди прочего, могут процветать «наговоры и стукачество». В результате остается все меньше возможностей для творчества. Растет число запретных тем.

Экспансия русской культуры

Как минимум каждый третий деятель культуры обратил внимание на то, что происходит экспансия русской культуры.

В книжных магазинах стало заметно больше российских авторов, выросло количество гастролей российских театров, а в филармонии — количество выступлений русских музыкантов, на концертах выступают российские певцы, музеи заключают договоры с коллегами из России, в художественных галереях больше выставляются российские художники, чем белорусские, в тематике лекций все больше русских творцов. Творческие союзы столкнулись с угрозой быть поглощенными соответствующими российскими структурами. А лучшие выпускники школ сейчас без экзаменов поступают в Россию.

Респонденты заметили, что даже в сфере эстетики и архитектуры все больше проникает русская эстетика. А на белорусском телевидении царит антибелорусская пропаганда.

Последствия

Авторы отмечают, что одним из последствий затяжного характера репрессий в отношении деятелей культуры и непрерывного давления режима на государственные институции и организации гражданского общества является «нормализация» происходящего. Репрессии становятся обычным явлением жизни.

Вместе с появлением «новой нормы» происходят такие процессы в сфере культуры внутри Беларуси, как депрофессионализация государственного сектора.

Авторы исследования отмечают, что массовые увольнения высокопрофессиональных специалистов и трудности с пополнением кадров, снижение количества мотивированных специалистов, разрушение профессиональной инфраструктуры и ухудшение условий труда, все новые изменения и задачи, которые ставятся государством перед учреждениями культуры, с одной стороны ведут к профанации и появлению суррогата культуры (за некоторым исключением) с точки зрения произведенного ею продукта, а с другой стороны становятся вызовом для самой системы, которая вынуждена решать задачку на выживание.

Для независимой культуры осталось очень мало альтернатив, поэтому произошло возвращение к «стратегиям экспонирования искусства, которое было в советское время» — квартирникам и междусобойчикам. Арт-жизнь перешла в «режим тишины», стала более камерной и менее публичной.

Самоцензура и анонимность (работа под псевдонимом), делает невозможным рассказать о своих работах (кроме как через сарафанное радио), и ведут к исчезновению деятелей культуры из информационного пространства. Теряются связи, уничтожаются сети.

Способы помощи

Деятели культуры из государственного и независимого секторов культуры говорили о наличии как минимум двух формальных водоразделов между белорусами: на линиях «свой — чужой» и «уехали — остались». И отсюда вытекает один из их запросов, один из возможных способов помощи тем, кто сегодня живет и работает в Беларуси.

Респонденты обращали внимание на необходимость «быть дружелюбнее к творческим госработникам» и «протягивать друг другу руки, тем более в деле культуры».

Кроме этого они подчеркивали важность моральной поддержки тех, кто остается в Беларуси.

Голосом тех, кто остался и существует в режиме молчания, могут стать белорусы за границей. Важно, чтобы они рассказывали о том, что в Беларуси «есть разные люди», которые не поддерживают войну и продолжают делать хорошие важные проекты.

Важным для творцов в Беларуси является наличие возможности выезжать и выставляться за рубежом, на условиях анонимности создавать там арт-высказывания, чтобы белорусская повестка дня не вымывалась из европейских СМИ, чтобы каким-то образом переконструировать тот негативный образ белоруса, что создался после войны в Украине.

Респонденты говорили о важности соединения людей в разных странах, включения их в контекст, важности развития гражданского и высшего образования, налаживания системы повышения квалификации за пределами Беларуси, проведения там конференций и представления возможности публиковаться. При этом очень важно для тех, кто остается в Беларуси, чтобы эти вещи были оторваны от политической повестки дня — «иначе это будет билет в один конец».

Читайте еще:

Увольнения в Музее-мастерской Заира Азгура, меняют даже директора

В Театре имени Янки Купалы из белорусского репертуара осталась одна «Паўлінка». Большинство спектаклей в сентябре пройдет на русском языке

Государственная белорусскоязычная газета «Культура» начала дублировать новости в телеграме по-русски

«Мы имеем дело с тотальным запретом на рефлексию». Сергей Будкин — о положительных и негативных итогах года в культуре

Антон Жупран

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
0
Беларускі навукоўца/ответить/
17.09.2023
Все то же самое - дебеларусізацыя, требование лояльности, обхождения острых проблем общества как на современном этапе, так и в историческом плане , репрессии, "чистки" и деградация , дефицит кадров - все это происходит и в научных учреждениях, в высших учебных заведениях. Три года чисток и репрессий - прогнозирует продолжение стремительной русификации-деградации. Белорусская наука и образование смогут возродиться только при большой поддержке извне (тк экономика на нуле). И только после дерусификации (осознание белорусской науки и образования как отдельных, самостоятельных), десоветизации и декоммунизации. При полном запрете в обществе на символику и ценности ссср, где процветал Гулаг и оборонная экономика в целом.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031