Найти
01.09.2023 / 20:3814РусŁacБел

«Учитель гладил девочек по голове, целовал в макушку, шептал на ухо и мог даже лизнуть»

Собрали истории тех, для кого первое сентября никогда не было праздником.

Фото: Getty Images / Rafael Ben-Ari

Татьяна: «Буллили, что у меня грудь маленькая»

«Школа — маленькая модель общества, и это принуждение во всем — от формы до методов обучения — я с детства чувствовала на своей коже. Поэтому сейчас белорусским школярам могу только сочувствовать», — рассказывает Татьяна из Минска.

Будучи обычной по белорусским меркам девочкой, Таня все равно столкнулась с буллингом:

«Я даже не знаю причины: у меня среднестатистические фамилия и внешность, но мне придумывали обидные прозвища, объявляли бойкоты. Издевались над тем, что я сидела с девушкой из многодетной семьи и помогала ей в обучении».

Положение Тани еще больше ухудшилось в десятом классе, когда ее начали задирать за маленькие груди. Девушка пыталась убежать от оскорблений: сменила три школы и последнюю — через ультиматум к родителям. «Я прямо сказала, что не буду больше туда ходить. Учителя в той школе все видели и знали, но обычная их реакция — равнодушие».

Татьяна уверена, что сегодняшние взрослые должны помнить, как было в школе, и с пониманием относиться к трудностям своих детей: «Я была вынуждена повзрослеть в 11 лет, чтобы с этим справляться, потому что родители не хотели ничего видеть. Между тем, такие истории отражаются на будущем — потом нужно будет тратить деньги на психолога».

Елена: «Я была племянницей учителя-этого хватало, чтобы мне задирать»

В седьмом классе Елена перешла в новую школу и быстро поняла, что это такое — быть племянницей учителя. Ее задирала отдельная тусовка одноклассников: «Не били, ничего такого. Просто активно не любили и всячески давали это понять. Такое, тинейджерское: кнопки подкладывали на стул, брали списать «домашку» и исправляли правильные ответы на неправильные».

Особенно девочке доставалось от одного одноклассника — он испытывал к ней сильную и какую-то личную неприязнь. «При этом, друзья у меня были и изгоем меня сложно назвать», — признается Елена. Анализируя жестокость мальчика, она думает, что причиной его поведения стала ревность к любимому учителю: «Может, этот преподаватель был его любимым — а тут племянница и все внимание ей. А может, просто дурак, такое тоже случается».

Максим: «Я гей. А теперь представьте, что моя школа находилась в Чижовке»

Максим рано почувствовал, что отличается от других мальчишек: «Мне с детства тяжело находиться в мужской компании — все эти игры в войнушку и спорт никогда меня не интересовали. В первых классах я понял, в чем моя «проблема», и нутром почувствовал, что это надо скрывать».

Мальчик изо всех сил старался казаться «нормальным», но от этого делалось только хуже: «Не думаю, что, называя меня п*даром, одноклассники действительно догадывались, что я гей. Возможно, если бы я тогда признался, они были бы мягче».

Максим учился в обычной школе в столичном районе Чижовка. С теми, кого подозревали в нетрадиционной ориентации, местные подростки обходились жестко. Парня не раз избивали, а кража его личных вещей «ради прикола» к концу старших классов уже не казалась чем-то необычным.

«Когда я перешел в девятый класс, то понял, что проблема не только в школе и я просто погибну, если останусь в этой стране. Поэтому я сделал все возможное, чтобы поступить в Чехию и уехать как можно скорее после выпускного». Сегодня Максим живет в Европе и о возвращении домой по-прежнему не думает.

Лиза: «Учитель гладил девочек по голове, целовал в макушку, шептал на ухо и мог даже лизнуть»

Лиза училась в обычном дружном классе и от буллинга, как другие герои нашей статьи, не страдала. Проблемы у девочки начались, когда она перешла в старшую школу: с 9 по 11 класс она терпела приставания со стороны учителя русского языка и литературы.

«Помню, что он сильно пил. У него было красное лицо, а волосы и весь пиджак — в хлопьях от перхоти. И невыносимая вонь из смеси гнилых зубов, перегара и одеколона».

В классе, где училась Лиза, было девять девочек и все сталкивались с неподобающим поведением педагога: «Все время моего обучения — с 2001 по 2004 год — он гладил девочек по голове, целовал в макушку, шептал на ухо и мог даже лизнуть языком. Я помню, что возненавидела русский язык из-за него».

Девочки пытались защищаться: кричали, отталкивали учителя, убегали из класса, когда оставались с ним наедине, но родителям ничего не говорили: «Я не знаю почему. Было так противно. К тому же нам в голову вкладывали, что, если ты яркая и красивая, сама виновата в таком поведении».

Лиза считает, что история с домогательством могла повлиять на ее взрослую жизнь, но не думает, что это ее сломало: «Я не могу провести параллель и точно сказать, что именно он виноват во всех моих бедах, но с психологом я это еще не копала. А после школы у меня осталось только одно — нелюбовь».

Читайте также:

«Директор возмутилась тем, что мы поклеили белорусские обои, а не немецкие». Родители о сборе на ремонт в школах

Пропагандисты придумали, как поднять село — запретить группу «Дрозды» и никаких клубов, потому что работать надо

В одной школе проведут эксперимент: дети будут учиться стоя

Екатерина Гордеева

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
6
Кот абармот/ответить/
02.09.2023
РыБа, истеричка? Ничего - бывает. Тут посочувствовать можно только вашему окружению но не вам.
1
рыба/ответить/
02.09.2023
а я предупреждало)
2
Абадзень/ответить/
03.09.2023
Этот который нетрадиционный так наверняка белорускомовный. У нас в школе тоже один такой был.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера