Полезно ли отказываться от праздников, пока столько людей сидит в неволе; как собрать себя после насыщенного 2020-го и как распределить силы на Новый год, рассказала Радио Свобода психолог Татьяна Синица.

Татьяна Синица — кандидат психологических наук, доцент факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета. В этом году она присоединилась к видеообращению полусотни преподавателей БГУ, поддержала студентов-бастующих. Татьяну Синицу задержали 9 ноября рядом с маршем пенсионеров, оставили в изоляторе на ночь до суда, дали штраф 810 рублей. Во время протестов также задерживали ее мужа и несовершеннолетнего сына. 

«Поддерживать в себе радость ради тех, кто сидит»

— В прошлом году многие белорусы отказывались праздновать Рождество, Новый год и даже свои дни рождения, так как столько людей сейчас страдают. Мол, победим — отпразднуем. Насколько это конструктивно?

— Всегда в мире так много боли и ужаса, что, кажется, как можно радоваться? Иоанн Павел II говорил, что душа проявляется как раз в эмоциях, а не мысленно. Если мы не позволим своей душе порадоваться, если мы не позволим душе праздник, то она изнуряется. 

Это загадка, что, несмотря на сложности и боль, мы должны поддерживать в себе радость, в том числе ради тех людей, которые сидят. Радость можно посвятить другому человеку. Человек может сочетать в себе различные эмоции, глубокие чувства. Это показывает объем души человека. Решение «я не буду праздновать, пока все не закончится « — это упрощение жизни. Когда ты видишь радующегося ребенка откликнись на его радость. 

Праздники каждый может отмечать по-своему. Нельзя сказать: «Радуйся невесть как, чтобы никто не заметил, что тебе трудно». Настроение на праздник может быть от того, что людей когда-то освободят из неволи, я к этому уже готовлюсь, мы будем праздновать вместе.

Упрощение не решает проблему, хотя это можно понять: это сопереживание, сочувствие. Но жизнь сложнее. Нам следует нашу душу насыщать добрым, искать в жизни мелкие радости.

В нашем дворе был «хапун», забрали молодого человека, дали 20 суток ареста. Мы очень переживали, собрали ему вещи, передали. Потом разбирались, почему так получилось, перессорились, что он сидит из-за нас. Ждали, что он приедет, готовили ему плакат, торт, украшения. Это не о плакать, а о действовать, объединяться, готовиться к празднику, чтобы поддержать себя и друг друга. Вчера мы его встретили. Он сказал: «Я так и думал, что вы будете за меня переживать. Молодцы, что не пали духом».

Жизнь должна продолжаться. Праздники — это не столько о том, чтобы получить удовольствие, съесть миску салата или напиться до обморока. Новый год — это новые ожидания, мечты. Если взять Рождество, то тут сам Бог говорил радоваться. Сама идея Рождества поглощает все боли. Если брать христианскую концепцию, то даже если случилось самое страшное, человек покинул этот мир, то когда-то состоится совместный праздник. Это временное состояние, когда мы скорбим, думаем, что это несправедливо. Нехорошо дать себе сразу умереть, не дать жизни продлиться.

Это более объемное восприятие жизни — радоваться и думать, что я могу сделать в этой ситуации. Мы должны быть живыми. Многие праздники связаны с преодолением чего-то тяжелого, с победой. Почему это не отмечать? Если праздник — это наесться и напиться, то это не совсем праздник, а телесное удовольствие, впадение в состояние отсутствия чувств. Если мы возьмем праздник как бытие вместе, празднование некой победы — религиозной, исторической, которая показывает победу любви над смертью, — то это другое.

Жизнь полосатая: праздники и будни. Можно смотреть так, что вот праздник, а потом будни, будни, будни. И тогда, когда ты празднуешь, то уже готовишься к будням, серости. А можно во время будней уже готовиться к праздникам. Тогда будет праздник, праздник, праздник, а между ними — подготовка к празднику. Можно ожидать победы протестов как праздник. Не просто ждать, а что-то делать для этого: тут письмо написал, тут кому-то улыбнулся, тут погулять вышел.

 

«Таких сильных, ярких переживаний у нас особо не было раньше»

— Есть ощущение, что белорусы устали за прошлый год, как никогда раньше. Чем вы можете это объяснить и как из этого выходить?

— Таких сильных, ярких переживаний у нас особо не было раньше. Мы жили немного монотонно. Наша нервная система не закалена, чтобы испытывать сильные переживания. Кроме переживаний — действия. Что проявилось по-новому — люди не только языком болтали, что плохо, а делали. Это сложно, это забирает энергию. 

Думаю, не совсем так, что люди только устали. Они время от времени чувствуют утомление, а время от времени — подъем, что все идет, как надо. Утомление чисто физическое, так как трудно переживать это напряжение, ежедневные новости, бороться со своим страхом. С другой стороны, мы хорошо восстанавливаемся, когда объединяемся.

Думаю, это нормальная усталость. В общем это сезонное. Зимой, даже если такие вещи не происходят, люди более сонные, вялые, чем весной или летом. Поэтому нужны витамины.

Думаю, чтобы восстановиться, не следует нагнетать. Следует принять ситуацию.

Произошло столько событий, столько сделали действий. Я устал, и это нормально. Когда мы начинаем осуждать свое состояние, как все плохо, мы тратим силы. Когда мы говорим: «Так есть, и это нормально», мы принимаем себя, не осуждаем, не боимся того, что чувствуем. 

Еще можно вспомнить, что хорошего произошло: частные вещи и общие. Белорусы настолько творчески подошли к ситуации, настолько помогают друг другу, уровень юмора появился. 

Мы хотели, чтобы очень быстро произошли изменения. Они не произошли, и поэтому разочарование: ну как так? На это есть рассуждение умных людей, которые говорят: «А чего вы хотели? Неужели вы думали, что эта система, базирующаяся еще на советских вещах, укреплявшаяся 26 лет, имеющая все денежные, силовые ресурсы… что один страйк все решит?» Да, мы надеялись, но так не вышло. Это тоже забрало у нас силы.

В сентябре я была очень разочарована, очень. Теперь наоборот. Думаю, люди понимают, что зима. Что ты можешь зимой? Мобильности меньше. Мы понимаем, что следует быть упрямым, настаивать на своем, понемногу. Это еще один шаг — настроиться на долгую работу. Это тоже очень помогает восстанавливаться. 

Например, я хочу танцевать. Я думала, что научусь буквально за неделю. Но оно так не бывает. Первым делом приходит разочарование и хочется все бросить. Если человек проявит упорство, улыбнется над собой: «Чего же я хотел?», то он втянется в систему постоянных тренировок. Тогда результат будет не внезапно, а результатом системы.

— Вы говорили, что стоит настраиваться на долгую перспективу. Вы в своей голове на сколько вперед настраиваетесь?

— Не хочется делать прогнозы, чтобы не попасть снова в разочарование. Но когда я думаю о 5 лет, я тогда тоже не хочу. Поэтому я планирую на полгода. У меня большая надежда на весну, когда все вырастает, бурлит, пробуждаются скрытые источники силы. 

— Людям свойственно настраиваться на какие-то даты. Кто-то ждал чудес на Новый год. После такого рубежа может прийти разочарование. Другие говорят: «Надо мечтать, ведь мысли материализуются». Что вы об этом думаете?

— Ставить рубежи по дате нерезультативно. Надо смотреть на нашу реальность. Давайте посмотрим на Новый год. Действительно, я думаю, что-то произошло. Люди праздновали в своих компаниях, во дворах, полностью проигнорировали официальные елочки. Это очень много. Как мы жили раньше, еще в прошлый Новый год? Что делать, даже если мне не нравится елочка и выступление на большом экране того, кого я не хочу видеть? Что делать? У нас сейчас люди иначе вели себя. Надо смотреть не на изменение ситуации, как будто она щелк — и все, а на то, что происходит у тебя в сердце, в душе, как это у других людей. Тогда создается общее поле. В этом году кстати, совсем другое поле.

 

«Это откровение, что мы многое можем без государства»

— Есть белорусы, у которых одним из итогов прошлого года стала большая тревожность. Они вздрагивают, когда слышат звуки на лестничной площадке, так как «может, это ко мне с обыском»; прячутся от милицейской машины во дворе; паникуют, когда читают новости об очередных задержаниях. Что делать таким людям, которые не чувствуют себя в безопасности в Беларуси, но не хотят уезжать?

 — У меня тоже такие мысли бывают. Я думаю, ситуацию как факт следует принять. Меня могут задержать. Если я думаю: «Нет-нет-нет, только не со мной», тогда тревожность растет. Я думаю, сколько достойных, прекрасных людей уже задержали. В контексте сочувствия я тоже могу посидеть, хотя я с законом дружу.

Другое дело — последствия. Стоит заранее о них позаботиться. Если есть ребенок, заранее позаботиться, где, с кем и как он будет, даже придумать какую-то басню, где мама или папа. Если есть ценные вещи, зачем ждать, когда придут и их заберут? Значит, надо подумать, куда их спрятать. Если ты так подготовишься морально, будет проще.

Меня греет такая мысль: столько много достойных, добрых, умных людей в неволе, что это точно временная ситуация, она точно вскоре перевернется. Если мои силы там пригодятся, значит, пригодятся. 

Такая готовность (быть задержанной) мне помогала ходить на марши. Когда мы с мужем приняли это как факт, собрали сумочку, я стала чувствовать себя более свободно, спокойно. Когда меня забрали, я этого абсолютно не ожидала, но подумала: «Ладно, бывает». Или на Новый год меня чуть не забрали. Конечно, мне не хотелось бы, я была не в той одежде, не с тем телефоном, но что ты уже с этим сделаешь? И я отнеслась к ситуации спокойно, без внутренней истерики. Все тогда закончилось хорошо. 

Если ты отказываешься принимать ситуацию, которая может случиться, отказываешься о ней думать, то тревога неизбежна. Ты психологически выдавливаешь факты, которые несут безопасность, тогда внутри идет такая волна тревог и страхов, что ты можешь не справиться. 

— По вашему мнению, что стало главным психологическим достоянием белорусов в прошлом году?

— Белорусы почувствовали, что они могут действовать. Хотя происходили такие тяжелые вещи, люди поняли, что если ты не молчишь, если ты действуешь, то что-то происходит. Тогда возникает ответственность. Я ответственен за происходящее, я не перекладываю ответственность на государство. Раньше старшее поколение говорило: «Что я могу сделать? Такая система». Здесь ты понимаешь, что можешь сделать другую систему. Та система, которая существует, меня уничтожает. Почему я должен ждать, пока меня истребят?

Еще одна ценность — что есть люди рядом. Ты не один. Когда ты идешь, оказывается, справа и слева от тебя люди, которые тебе улыбаются, тебе помогают. Это сообщество — это очень большая находка. У нас получалось очень многое. Это откровение, что мы многое можем без государства. Люди делают — и у них получается. Так здорово, что все разные. Каждый может что-то свое, и все складывается в единый красивый узор, как мозаика.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?