Встретившись хотя бы однажды с семьей нашей сегодняшней героини, многие думают: вот она — образцовая семья! Пятеро детей (двое из них приемные), заботливый отец, мать, которая с радостью посвятила себя детям, считает лучшим для них домашнее воспитание и обучение, чем и занимается сама — с любовью и ответственностью. Почему обучение дома эффективнее школьных уроков? Чего наши дети никогда не изучают в школе? Каких ценностей сегодня не хватает белорусскому обществу? Как воспитать детей способными изменить мир к лучшему? Легко ли это — иметь большую и при этом счастливую семью?

Беседуем с актрисой и мамой пятерых детей Анной Харланчук.

— У нас большая семья, и это безусловное счастье. Ощущение этого счастья, осознание взаимной поддержки дают нам силы справляться со всеми сложностями — наивно было бы думать, что мы с ними не сталкивались. Мы вполне ответственно и сознательно подходили к появлению каждого ребенка. Но я совру, если скажу, что воспитывать пятерых легко! Паша (муж, актер Павел Харланчук) Очень много работает, так как большую семью надо обеспечивать — и не просто накормить-одеть, а дать детям возможность обучаться и развиваться. Получается, что большую часть времени я занимаюсь детьми сама. Конечно же, это требует самоорганизации и терпения, больших физических и духовных усилий. Но я все равно очень счастлива как мама и жена — без поддержки мужа я бы никогда не справилась.

— В вашей семье двое приемных детей. Как вы с ними встретились?

— Решение взять приемного ребенка пришло к нам абсолютно естественно: и у меня, и у Паши с самого начала было ощущение, что где-то на свете есть наш ребенок, и он нас ждет. Конечно же, невозможно осчастливить всех детей, оставшихся без родителей, но нам очень хотелось подарить дом и семейную теплоту как минимум одному. Мы начали целенаправленно готовиться к этому, когда родилась первая дочь Аделя. Однажды во время благотворительной акции я попала в больницу, в палату для детей, от которых отказались родители. Я туда пошла специально, чтобы посмотреть на Ивонну, нам о ней рассказывали. Когда я впервые ее увидела, первым мне бросилось в глаза, насколько Ивонна похожа на Аделю. Даже не знаю, почему мне так показалось — девочки же в действительности очень разные. Это ощущение определило все: мы сразу решили ее забрать. Однако еще до той первой встречи выяснилось, что у Ивонны есть брат Филипп. Разве можно было их разделить?! Мы понимали, что это невозможно, но решение взять двоих детей далось нам очень нелегко. И все же мы решились взять двоих и ни разу об этом не пожалели. Я очень люблю Филиппа, он замечательный.

— Пожалуй, только в кино бывает так, что приемный ребенок просто и легко адаптируется к новой семье. С какими сложностями столкнулись вы, приняв Ивонну и Филиппа?

— Разумеется, было непросто. Ивонна билась об пол, панически боялась воды, не подпускала к себе мужчин, даже Пашу. Ее поведение более-менее нормализовались только через год. Филипп был молчалив, все держал в себе, а потом сказал, что не хочет, чтобы мы были его родителями, просился к бабушке. Мы сначала были готовы даже оставить Филиппа с ней, думая, что так ему будет лучше. Нам понадобилось время, чтобы понять, что единственно правильный выход — сказать: ты наш сын, ты нужен нам, мы любим тебя и никому не отдадим!

И вот в самый сложный момент, когда Филипп и Ивонна только начали адаптироваться к нашей семье, а Паша поехал на съемки в Москву на три месяца, я узнала, что снова беременна. Мне было очень тяжело, не было даже времени думать о будущем ребенке, мне казалось, что я к нему не готова. Теперь, когда все в прошлом и родилась Алива, я думаю: какая это все-таки радость, что она, наша чудесная доченька, у нас есть!

Вспоминая историю нашей семьи, я понимаю: мы не во всем были правы, мы делали ошибки и учились на них. Зато теперь у нас есть ценный опыт и понимание того, куда идти дальше. И вместе с тем… Только что родилась наша пятая дочь, и мы опять ощущаем такую радость и волнение, будто все происходит впервые.

— Анна, многие смотрят на вашу семью как на чудо, и ваша история на самом деле очень нетипичная. Чувствуете ли вы себя особенной мамой?

— Нет, абсолютно. Мы — обычная нормальная семья. Я вполне естественно воспринимаю себя в роли матери и думаю, что семья — мое призвание.

— Как выглядит ваш обычный день?

— Я все время с детьми. Перед сном планирую расписание на завтра, у меня все расписано по часам, иначе просто не успею. Надо всех досмотреть, накормить, с каждым позаниматься.

— Вы, кстати, сами занимаетесь образованием детей — они учатся дома.

— Да, я сама учу детей — для меня на данный момент важнее всего вложить в них максимум знаний, развить их способности, что проще сделать путем домашнего обучения. На собственном опыте я знаю, что программу младшей школы можно с легкостью освоить дома, для этого родителям не нужны какие-то особенные педагогические способности. С Филиппом мы это все прошли без проблем, сейчас он уже в пятом классе. А две дочери в этом году пошли в первый класс.

— Зачем вам учить детей дома? Вы же могли бы посвятить это время себе, на творчество, на карьеру…

— Разумеется, домашнее обучение занимает много времени, но я убеждена: мама знает своего ребенка лучше любого учителя, поэтому и учебный процесс идет эффективнее. Я не ограничена рамками урока: что-то усваивается очень быстро, а на что-то я могу потратить и два часа, могу сто раз вернуться к теме, объяснить ее с разных сторон, чтобы быть уверенной, что ребенок все понял и запомнил. Обучение дома позволяет детям избежать лишнего стресса, чувствовать себя комфортно в привычной обстановке. Кроме того, я часто слышу о ситуации, когда дети по каким-то причинам не успевают в школе усвоить материал должным образом и родителям приходится дома объяснять все заново. Так зачем же тратить время и силы?

Есть еще один важный аспект: обучая ребенка дома, мы сами планируем свое время и используем его более рационально. Кроме общеобразовательных занятий дочери начали учиться играть на фортепиано, Филипп играет на гитаре и занимается спортом, а недавно увлекся резьбой по дереву. Очень трудно было бы успевать на все дополнительные занятия, которые детям очень нравятся.

Ну и самое, пожалуй, главное — я очень хочу, чтобы дети больше были в семье, хочу видеть, как они растут, развиваются. Они мне ежедневно задают множество вопросов — и по теме занятий, и просто жизненных. Ни один, даже самый лучший учитель в школе не ответит на столько ученических вопросов, а для детей это очень важно. Так что домашнее образование для нас — не просто уроки, а коммуникация, обмен опытом, формирование ценностей. Я думаю, что школьная система никогда не сможет дать все это в таком объеме, как семья.

— Кстати, насколько легко наша государственная система образования дает разрешение на обучение дома по индивидуальному плану?

— Для некоторых категорий граждан такая возможность предусмотрена законом, для остальных все зависит от лояльности администрации отдельной школы. Поскольку школьное образование у нас обязательное и всеобщее, приходится регулярно отчитываться в учреждении образования — то есть, приезжать в школу и выполнять итоговые контрольные работы по разным предметам. Контролируют нас довольно строго, но дети показывают объективно хорошие знания.

— Как относятся близкие и знакомые к вашему выбору в пользу домашнего обучения?

— Есть знакомые, которые учат детей так же, как и мы. Одна подруга до пятого класса водила ребенка в школу, а потом перевела на домашнее обучение, вторая пишет, что готова сделать то же. Учительница музыки, которая занимается с Филиппом, говорит, что он, в сравнении с детьми, посещающими школу, позитивнее и спокойнее. Вместе с тем, есть среди знакомых и те, кто критикует нашу позицию.

— Многие противники домашнего обучения говорят, что оно мешает социализации. Согласны ли вы с тем, что для ваших детей это может стать проблемой?

— Не могу согласиться. Раньше дети воспитывались исключительно дома, и не было никаких проблем. Это только в современном обществе, где родители вынуждены, не находясь дома, работать постоянно, придумали такую глупость, что семья не может дать ребенку ни знаний по отдельным дисциплинам, ни навыков общения в обществе.

На самом деле в среде сверстников ребенка сложнее приобретать коммуникативные навыки — оно же находится среди таких же малых и непосвященных! А научить правильному поведению, отношениям с людьми может только пример взрослых. В семье дети имеют возможность наблюдать, подражать, учиться общению и с малыми, и со старшими. Социализация — это и есть способность человека чувствовать себя адекватно в окружении других людей, нормально общаться с ними. И с этим у наших детей проблем нет.

Но очень важно также заложить у детей базовые моральные принципы, которыми они будут руководствоваться всю дальнейшую жизнь. Рано или поздно каждый человек выходит в самостоятельную жизнь, и если у него есть стержень, если его действия и устремления подчинены определенным нравственным законам, ему гораздо легче принимать решения, оставаться верным себе и не идти на компромиссы с собственной совестью. Я думаю, сформировать у ребенка правильные нравственные установки может только семья, только пример родителей.

— Какие жизненные принципы вы стараетесь передать своим детям?

— Мы хотим, чтобы они осознавали ценность семьи, гармоничных отношений между супругами — это очень важно в нашем обществе, где брак часто позиционируется как приключение на год-два-пять, а развод воспринимается как привычное явление. Для нас важно, чтобы наши дети понимали ценность человеческой жизни, уважали и любили ближнего, были способны прощать. Собственно говоря, наше воспитание основывается на базовых христианских принципах — это фундамент, который никогда не утратит своей актуальности.

— Вы ставите перед собой задачу что-либо изменить в этом мире или просто занимаетесь делами своей семьи?

— Мне хочется верить, что мои дети, которые выйдут в этот мир, изменят его к лучшему. Я верю, что у них это получится гораздо лучше, чем у нас, если мы с самого начала заложим в них правильное мировоззрение. В Библии дети сравниваются со стрелами, то есть мы их запускаем — и они уходят туда, куда нам самим не дойти. Главное — запустить их в правильном направлении. Я успела убедиться, что очень многие смотрят на жизнь подобным образом, и я надеюсь, что наши и их дети создадут критическую массу людей, которые не будут идти на компромиссы с собственной совестью, пожелав жить так, как проще или выгоднее. Именно они изменят наше общество к лучшему.

— Вы в этом году участвуете в конкурсе «Семья года». Что вам дало участие в этой акции?

— Да, мы вышли в республиканский финал этого конкурса — будем представлять Минскую область. Для меня это было неожиданно, поскольку мы не готовились как-то особенно, к тому же Паша уехал на съемки. Думаю, странно мы выглядели — беременная мама с четырьмя детьми. Честно говоря, я сначала не думала, что это столь серьезная акция! У всех нас было много интересных забот: мы снимались на телевидении, писали рассказ про нашу семью, готовили фильм… О том, чтобы выиграть, мы и не думали. Для нас конкурс стал возможностью представить проекты, в которых мы участвуем, рассказать, как это важно для нас.

— Что это за проекты?

— «Мое сердце бьется» — театральный проект в защиту жизни. В нем мы вместе с нашими единомышленниками поднимаем проблему абортов, но принципиально не говорим «об абортах» — говорим «о жизни». Так вот, это спектакль о том, как дети приходят в этот мир, а один ребенок не смог прийти — родители не захотели. И он там, на небесах, рассуждает, почему бывает так, что не все родители ждут своих детей. Моего мужа пригласили ставить спектакль в качестве режиссера, кроме того, мы с Пашей вместе там играем.

Второй проект, в котором мы участвуем, культурно-исторический, посвященный эпохе Реформации. Ежегодно в октябре в Европе отмечают праздник Реформации, и мы решили присоединиться к этой инициативе, поскольку для Беларуси та эпоха была действительно Золотым веком, временем расцвета культуры, духовности, экономики. В нашей истории много выдающихся личностей, выдающихся событий и достижений, о которых почему-то очень мало говорят, а они между тем — предмет нашей национальной гордости. И вот чтобы привлечь внимание к таким явлениям, собираются актеры, музыканты, другие заинтересованные люди и устраивают концерты, балы, театрализованные действа.

— Почему вы занимаетесь проектами, которые касаются проблем других детей?

— Потому что мне не все равно. Мне не безразлична жизнь ребенка, который приходит в этот мир, даже если это не мой родной ребенок. В моем понимании это безусловная ценность, за которую надо бороться и нести ответственность. Мне больно видеть, что убийство нерожденных детей, разрушение семейных ценностей становятся в нашем обществе обычными явлениями. Наша семья во многом — вне системы привычных представлений о современной белорусской семье. Но мы показываем себе, своим детям и всем вокруг альтернативу — возможный путь к обществу, где будет больше любви, сострадания и ответственности.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?