Виталий Касперович.

Виталий Касперович.

Арруда-Душ-Виньюш — городок в 30 километрах к северу от Лиссабона. Население — 5,8 тысячи человек.

Арруда-Душ-Виньюш — городок в 30 километрах к северу от Лиссабона. Население — 5,8 тысячи человек.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

На улицах Арруда-Душ-Виньюш.

За работой.

За работой.

После работы.

После работы.

Виталий Касперович прожил в небольшом португальском городе Арруда-Душ-Виньюш девять лет, а потом вернулся в Беларусь. Он рассказал «Нашей Ниве» о том, как жизнь в Европе меняет мировоззрение советского человека.

Оказался на мели и уехал в Португалию

Я родился в Михановичах, выучился в ПТУ на электрика. Потом — армия. Вернулся — и через некоторое время СССР развалился. Я открыл собственный бизнес. Занимался всем, чем мог, иногда не совсем легально… Случилось так, что пограничники конфисковали у меня автомобиль и я оказался на мели. И тут моя бывшая соседка, владелица турагентства, предложила поехать на заработки в Португалию. Меня ничего не держало, поэтому в 1999-м я все продал и уехал.

Первое впечатление

Ночью наш поезд прибыл в Лиссабон, и нужно было ждать несколько часов, пока нас заберут шефы. И вот утром у небольшого киоска останавливается автомобиль-«каблучок», оттуда достают поддоны с хлебом, ставят их на землю у входа и оставляют. И никто ничего не пытается украсть! Для меня это было дико.

Карьерная лестница: от подсобного рабочего до электрика

Я ехал и думал, что мне дадут общежитие и работу. Все вышло совсем иначе. Белорусов было немного, человек шесть. Делами занималась украинско-молдавская «мафия». Они обеспечивали работой и жильем на 15 дней, а потом всех выгоняли. Однако постоянно давили на нас, мол, вы тут никто, вы не знаете языка — все равно к нам вернетесь. Я не вернулся — и день, и ночь сидел над учебниками, учил язык. Сам нашел работу и снял квартиру, перетащил белорусов к себе. На меня, разумеется, наехала мафия — я и «под ножом» сидел. Однако как-то успокоился, а где-то через год полиция всерьез взялась за эту мафию — и все они были вынуждены уехать или легализоваться.

Сначала я помогал каменщику. Вы только представьте: бригада из одного каменщика и троих помощников возводила дом за полгода! Не такие, как у нас, «брежневки», а трех- и четырехэтажные. При этом все делает один каменщик: и фундамент, и стены, и крыша, и мраморные перила, рамы для окон и дверей.

А потом мне неожиданно предложили работу электрика — кто-то услышал, что в Беларуси я этим занимался. Свидетельств никаких не спрашивали. Я был счастлив, потому что это действительно шаг вверх.

«Не гордятся работой, на которой можно ничего не делать»

Отношение к работе у жителей постсоветского пространства и у португальцев — абсолютно разное. Украинцы и молдаване, которые были со мной, говорили, что они приехали не работать, а зарабатывать. В Беларуси также много людей, которые гордятся работой, на которой можно получать деньги за просиживание штанов. В Португалии такое невозможно! Каждому понятно, что, если ты не работаешь, твоя фирма не зарабатывает денег, и средств на зарплату не будет.

Что интересно, тебя никто не контролирует, потому что ты специалист, которому платят деньги за профессионализм и качественную работу. В Беларуси я сейчас работаю в сфере ЖКХ, и над каждым здесь стоит по контролеру.

В начале своей португальской жизни, помню, приказали мне что-то подмести. Я подмел, и, как у нас принято, сел и сижу. Ко мне подходит прораб и начинает, бешено жестикулируя, — португальцы очень эмоциональные люди — ругать меня за то, что я не пришел к нему. Ведь там так: если у тебя закончилась работа, то подойди к «патрону» и сообщи ему — дадут другую. Бездельникам приходилось несладко. Их не брали на работу.

«Содержать семью можно не то что на зарплату — на больничный»

Португалия до сих пор считается одной из самых бедных стран Евросоюза. Я начинал с зарплаты в 400 евро. Это было ничтожно мало, однако это была легальная работа. Потом меня переманила фирма-конкурент. Потом — снова первая фирма, но за большие деньги — они ценят хороших специалистов. Накануне отъезда я зарабатывал 800 евро.

Однако за эти деньги могла прожить целая семья: около 220 евро за аренду трехкомнатной квартиры, 50 евро за электричество, 12 евро за баллон газа. Еда и одежда дешевле, чем в Беларуси. Да что там говорить! Случилось так, что на работе я получил повреждение мениска. Мне быстро сделали операцию, назначили процедуры. Из-за этого я не мог работать на протяжении нескольких месяцев. А жена к тому время родила, но при этом не получала пособие на ребенка, поскольку до рождения дочери работала нелегально.

Однако мой «больничный» был равен моему заработка. И в лиссабонскую клинику, которая находится в 30 км от Арруда-Душ-Виньюш, меня возили на такси бесплатно.

«Власти дают бесплатное вино, но ни одного пьяного не найдете»

К нам, иностранцам, с самого начала относились хорошо, невраждебно. Никто не называл нас «чурками». Наоборот, когда заселились в квартиру с голыми стенами, знакомые португальцы помогали кто чем может.

Нравится и то, что, почувствовав несправедливость, португальцы не будут молчать. Простой рабочий может выразить свое недовольство «патрону» — владельцу компании, у которого миллионы евро и фабрики. И если этот рабочий прав, в отношении него не будут устраивать никаких репрессий, не будут его увольнять или лишать премии.

Еще поражало, что во время праздников и корриды, которая проходит прямо на улицах города, муниципальные власти выставляют бесплатное вино и угощение: хлеб и рыбу. Парадокс: вина хоть залейся, а пьяных нет!

«Узнают, что уехал, — и за глаза называют дураком»

О том, что работал за границей, а потом уехал, стараюсь не рассказывать. Расскажешь — и за глаза начинают перешептываться: «Вот дурак, из Европы в Беларусь вернулся».

Вернуться захотела жена. Она сама украинка, познакомились мы в Португалии. Там у нас родилась дочь. Моя жена учительница, однако женщинам найти работу сложнее — и разве что уборщицей. Зарплаты же у женщин намного ниже, чем у мужчин.

Женщину с ребенком не возьмут на работу, поскольку по закону ей положен сокращенный 6-часовой рабочий день с сохранением полного заработка. Ей было морально тяжело. Я приехал в Беларусь, просмотрел объявления о приеме на работу. На самом деле у меня были чисто меркантильные соображения: зачем оставаться там, если я могу получать столько же здесь. Однако когда я пожил здесь, окунулся в рутину, то подумал, может, и зря возвращался.

«Белорусы срывают злость когда не надо, а когда надо — молчат»

Признаюсь, когда уезжал из Португалии, был уверен, что человек вроде Лукашенко у власти — польза для Беларуси. Потому что насмотрелся, как свобода била соотечественников по голове: безбожно пили, буянили по ночам, случалось, воровали из супермаркетов всякие мелочи: шоколадки, жвачки. Однако теперь понял что к чему. Я хожу на митинги, раздаю листовки, флаг, бывает, где-нибудь вывешу… Белорусам надо начинать думать по-европейски и стать добрее друг к другу. Ведь наши люди очень запуганы.

Португальцы хорошо знают свою историю и гордятся ею. Но и белорусам есть чем гордиться. Каждый может распечатать несколько мотивационных листовок и закинуть в почтовые ящики.

Нельзя оставаться равнодушными. Нужно любыми средствами поддерживать активность. После событий 19 декабря на свою машину наклеил «Погоню». И когда я вижу человека с «Погоней» или бело-красно-белым флагом, я подхожу к нему и пожимаю руку. И так нужно поступать всегда, чтобы люди чувствовали солидарность, чтобы в их глазах не угасал свет надежды. Я помню: заехал в супермаркет после работы, купил продуктов. А охранник как-то странно смотрит на меня, глаз не сводит. Я иду к авто — он за мной. Подошел и говорит: «Я у вас заметил «Погоню». Хотел сказать «спасибо». И пожал мне руку.

В Арруда-Душ-Виньюш я жил на очень узкой улице. И когда мне приходилось доставать коляску с ребенком из машины, я вынужденно перекрывал движение. Однако никто не сигналил, не злился. Люди относятся друг к другу с пониманием, осознавая, что на завтра они могут оказаться в такой же ситуации. А у нас все наоборот: срывают свою злость на дорогах, а когда не надо — молчат.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?