Обложки последних романов писателей Ю Несбе и Роберта Гелбрейта (псевдоним Джоан Роулинг)

Обложки последних романов писателей Ю Несбе и Роберта Гелбрейта (псевдоним Джоан Роулинг)

Что нужно для издания по-белорусски последних романов всемирно известных авторов?

Издатель Андрей Янушкевич объясняет, что все формальные предпосылки для издания этих книжек есть.

«Есть налаженные контакты с агентствами и издательствами, есть юрисдикция в Евросоюзе. Для многих западных издательств в последний год возникла проблема имиджа, так как многие не хотят сотрудничать с Беларусью как союзницей России. И это распространяется на частный бизнес в том числе. В 2022 году я почувствовал это нежелание, игнорирование со стороны партнеров по той причине, что мы являлись издательством в юрисдикцию Беларуси. В том числе это затронуло и дальнейшее издание книг Джоан Роулинг в определенной степени», — рассказывает Янушкевич.

Он называет четыре новинки, которые хотел бы издать. Это роман Стивена Кинга «Билли Саммерс», книга Роберта Гелбрейта (под этим псевдонимом Роулинг пишет детективы про Корморана Страйка) «Чернильно-черное сердце», роман-фэнтези Ребекки Куанг «Вавилон. Сокрытая история» и детектив Ю Несбе «Убийственная луна».

Но, говорит Янушкевич, все упирается в материальные ресурсы, которые необходимы, чтобы купить права, привлечь переводчиков и редакторов.

«Это был бы перехват инициативы. Раз в России забрали права (а большинство книг для белорусов поступает из России), это была бы прекрасная возможность создать для белорусов книги на белорусском языке, которые невозможно издать в России. И при том это были бы популярные важные авторы, имеющие миллионные тиражи в мире».

По словам издателя, сумма за покупку прав на первую и последнюю книгу того же Кинга не существенно отличалась бы.

«Это не баснословные суммы», — говорит Янушкевич и уточняет. — Если бы издательству удалось получить от 5 до 10 тысяч долларов помощи на каждую книгу, выпуск их по-белорусски был бы возможным. Эта сумма покрыла бы часть расходов, на которые не хватает.

А если взять кредит?

«У издательств (не только о своем говорю) нет оборотных средств, чтобы делать одновременно несколько переводных, больших по объему книг. Здесь нужна инвестиционная поддержка.

Кредиты, безусловно, будут браться, но их невозможно брать бесконечно. У меня впереди много проектов, на которые придется скорее всего брать кредиты.

Это связано не только с новыми проектами, а с потребностью допечатки старых изданий. Если мы в конце концов начнем издавать четвертого «Гарри Поттера», то есть потребность насытить рынок и первыми тремя. Это существенные затраты. То же самое можно сказать о «Ведьмаке» Анджея Сапковского —готовится четвертая книга, и люди, безусловно, будут спрашивать, где купить первые три».

Янушкевич считает, что такой шаг расширил бы аудиторию белорусских книг, но действовать нужно оперативно.

«Уверен, что скоро ситуация изменится. За рубежом также открываются российские издательства, они наладят отношения с западными партнерами. И мы будем иметь российские книги из Латвии, Германии, других стран».

Сколько времени нужно, чтобы издать по-белорусски мировую новинку?

«Зависит, как правообладатель работает. Если все оперативно, то на большую книгу (500-600 страниц) нужно закладывать год, хорошо, если за три квартала получится.

Ведь и у меня ресурс ограничен, и на белорусском рынке переводчиков, редакторов мало, бывает, ждешь, пока освободится».

«Наши цифры продаж не впечатляли»

Могут ли белорусские фонды и организации поспособствовать выходу мировых книжных новинок по-белорусски? В Раде культуры ответили, что такие вопросы — в компетенции Института белорусской книги.

В Институте белорусской книги «Нашай Ніве» объяснили, что их цели сейчас имеют более стратегический характер.

«С учетом того, что организация появилась не так давно, нам важно наладить контакты с международными партнерами: европейской ассоциаций издателей, ассоциациями издателей и переводчиков других стран. Это в свою очередь позволит искать поддержку для реализации проектов. Ведь в странах, которые заботятся о своей культуре и языке, переводы поддерживаются государством, чего нам не хватает и мы вынуждены искать средства у наших зарубежных партнеров, опираться на общественное сообщество, на филантропов.

Но это не решает двух базовых проблем: недостачи системной государственной поддержки и отсутствия рынка. Массовая коммерческая книга требует рынка, который у нас по разным причинам не сложился».

В Институте рассказывают, что во время Франкфуртской ярмарки, которая состоялась 18—23 октября, правообладателей и их агентов интересовали два вопроса: какие в Беларуси бестселлеры и сколько их продается.

«Наши цифры продаж не впечатляли, зато впечатляла вероятность, что книга не сможет продаваться в Беларуси, а только за рубежом. Поэтому нужны очень заинтересованные партнеры, которые бы могли амортизировать существующие риски и проблемы с дистрибуцией книг.

К тому же основной белорусский рынок находится под радикальным влиянием российского. И правообладатели могут не продавать права (не быть заинтересованными, тянуть с ответами) только потому, что книга уже есть на российском рынке по-русски», — комментируют в Институте.

Читайте также:

«Мы тусили на Октябрьской и не обращали внимания на то, что происходило в застенках КГБ». Бывший коммерческий директор Silver Screen издал книгу о своем заключении

Вышла книга о создателях слуцкой персиарни

Британский словарь Collins назвал слово года

Клас
1
Панылы сорам
0
Ха-ха
1
Ого
0
Сумна
2
Абуральна
1