Фото иллюстративное

Фото иллюстративное

Трудно сказать, с чем может быть связана проверка мобильного телефона на границе. Точный алгоритм действий силовиков вычислить невозможно. Можно предположить, что их интересуют люди, задержанные ранее по «политическим» статьям, имеющим гуманитарную визу либо вид на жительство другой страны.

Вадим, 28 лет: «Может, просто попал на хорошую смену пограничников, кто знает»

«Примерно год назад сделал себе гуманитарную визу и уехал работать в Польшу. В 2021-м у меня проверил телефон милиционер недалеко от ночного клуба в Минске. Он увидел, что я был подписан на «экстремистский» ресурс, а позже выяснилось, что я сделал один репост. В итоге заплатил штраф. По факту это и было главной причиной, почему мне открыли гуманитарную визу.

Я уехал, о возвращении особо не думал: много работал, знакомился, путешествовал. Спустя почти год появилась острая потребность съездить в Беларусь решить некоторые семейные вопросы с родительским домом на селе. Ну, и, естественно, начал готовиться и технически, и морально.

Прежде всего я понимал, что пересекать границу с моим личным мобильным телефоном — дело гиблое, там столько этого «экстремизма», что я бы до сих пор его чистил. В итоге в ломбарде я купил недорогой подержанный смартфон, не очень древний, но и не «последний писк». Создал на этом телефоне парочку левых аккаунтов, подписался на всякие группы по интересам а-ля «охота и рыбалка». Оставалось только пересечь границу.

Я сел в обычный рейсовый автобус, естественно, возле границы адреналин вырабатывался просто какой-то невероятный. Вспоминал всякие истории задержания с границы, допросы, на которых людей пытали по пять часов и уже немножко даже готовился к тому, что произойдет и со мной.

Но нет. Этого не произошло. И каково же было мое удивление, когда пограничник просто проверил мой паспорт и отпустил. Все! Никаких проверок и рытья в моем телефоне.

Меня переполняли эмоции, но внешне я это не показывал. Не знаю почему, но ничего спрашивать у меня не стали, чему я был очень рад.

На обратном пути, когда я снова уезжал в Польшу, меня тоже ни о чем не спрашивали. Я был уверен, что проверки на границе мне не избежать, я 100% должен быть во всех базах МВД, но получилось так, как получилось. Может, просто попал на хорошую смену пограничников, кто знает».

Катя, 22 года: «Пограничник взял мой паспорт, что-то проверил у себя в компьютере и начал задавать вопросы»

«Я переехала в Польшу в январе этого года. План довольно стандартный: открыла рабочую визу, но не работала по ее назначению. Если честно, так делают многие. Но здесь это не важно.

В Беларусь я не ездила, понимала, что есть свои подводные камни и определенный риск. В универе на третьем курсе, после выборов, у меня были разговоры с замдекана «о политике», угрожал мне отчислением, поэтому в какой-то степени, конечно, я была неблагонадежной. Тем более, могла засветиться на уличных акциях.

Но в начале сентября съездить в Беларусь все-таки пришлось. Мне было просто страшно, в теле был какой-то очень неприятный мандраж. И волновалась я неспроста. Пограничник взял мой паспорт, что-то проверил у себя в компьютере и начал задавать вопросы. Сердце уже было готово выпрыгнуть из груди.

«Екатерина, почему вы так долго отсутствовали в Беларуси? Екатерина, что вы делали в Польше? Екатерина, а вы потом снова планируете уехать? Екатерина, давайте я загляну в ваш телефон», — спрашивали меня. Боже, меня начало тошнить от своего имени в тот момент, настолько мне было неприятно.

Да, и он проверил мой телефон. Открыл телеграм, пролистал за минуту и отдал. Было страшно, даже очень. Конечно, он меня отпустил, чем конкретно был вызван интерес, я не знаю. Может, я есть в базах? А может и нет».

Но в итоге все закончилось хорошо, Катя счастливо пересекла границу.

Настя, 25 лет: «За три года «экстремизма» в этом телефоне накопилось на «пару лет колонии»

«Живу и работаю в Польше уже года два. К счастью, ездить в Беларусь я возможности не лишена, поэтому посещаю семью и друзей, как минимум, раз в 3-4 месяца.

В конце июня я снова решила купить билет и на парочку дней съездить погостить. Конечно, я слышала о происходящем на границе, знала, что многих людей допрашивают, некоторых задерживают и «вешают» уголовные дела, поэтому перед поездкой полностью почистила телефон, мало ли что.

Села в автобус, заняла свое место. Как обычно, в дороге я залипала в свой телефон, немного поспала, в общем, пыталась убить время, насколько это возможно.

Была у меня еще соседка, дамочка примерно лет 65, она тоже вечно что-то читала в новостях. Мы немного поговорили, она рассказала, как она посетила в Польше свою племянницу, как ей понравилось и все такое, я рассказала о себе. Мило получилось.

А дальше я краем глаза заметила, что она читает новости на одном очень известном «экстремистском» портале. Я даже решила спросить, не страшно ли ей, скоро же граница, мало ли, телефон проверят. Она говорит: «Ой, страшно, да, но я не умею здесь ничего удалять».

Конечно, я предложила ей помочь «почистить» телефон. Если честно, я была в шоке, как она вообще жила все это время. Она не чистила свой телефон с 2020 года. Там были «экстремистские» подписки во всех соцсетях и мессенджерах, некоторые из них проще было даже удалить, чем чистить, так как за три года «экстремизма» накопилось на пару лет колонии.

Я чистила телефон около часа, конечно, она наблюдала, что я там делаю. Но после окончания я все равно не была уверена, что удалила все. Благо, на границе у нее никто ничего не проверил. Но сам факт. Человек не чистил свой телефон с тех самых событий, хотя она читает новости и в курсе всего.

Это безответственно? Не знаю. Но ей действительно повезло, что она встретила меня».

Читайте также:

«Дайте телефон и покажите соцсети». Литовец рассказал, как его допрашивали и проверяли на белорусской границе 

Сняли директоров школ, запретили писать о лете. Как в Гродно борются с поступлением выпускников за границу

«Собирать все возможные доказательства. Буквально все». Как белорусы получают международную защиту в Польше

Клас
41
Панылы сорам
4
Ха-ха
5
Ого
8
Сумна
6
Абуральна
12