Ирина Томай: 9 августа 2020-го — настоящая трагедия и преступление против человечества. Фото: из личного архива

Ирина Томай: 9 августа 2020-го — настоящая трагедия и преступление против человечества. Фото: из личного архива

«Наша Ніва»: Обычно истории белорусов, которые оказались в Киеве, стартуют с 2020 года. Ты живешь в Украине почти десять лет. Что привело в эту страну?

Ирина Томай: Давай начнем с того, что «обычно» — не самое корректное слово в запросе. Ведь творческая диаспора начала здесь формироваться гораздо раньше, с конца 2000-х. Украина являлась источником вдохновения для многих креативных коллективов. Отсутствие строгой нормированности, подавляющей небанальные замыслы в Беларуси, и скорость реализации задуманного в Киеве давала пространство для развития творческого потенциала. Реализовать самые смелые идеи, протестировать работоспособность проекта за один день, договориться с людьми — все реально, только работай. К тому же украинцы наловчились красиво да быстро все оформлять, ставить на поток. Как результат, сериалы и шоу расходились отсюда на весь СНГ.

В связи с возможностями продакшна и огромным пространством для творчества сюда потянулись талантливые белорусы. Например, команда КВН «ЧП» перебралась в Киев почти всем составом и запустила собственный проект, здесь осела группировка «Ляписов». Также ощутили спрос на услуги группы сценаристов — тот же «Квартал 95» для реализации своих замыслов пригласил белорусских ребят из команды КВН «Игорь». Поэтому все, кому было тесно в отечественных ограничениях на эксперименты, при реализации потенциала смотрели на Украину как на Голливуд.

Ирина Томай: Хотела и хочу влиять на ситуацию в родной стране, где прожила 26 лет. Фото: из личного архива.

Ирина Томай: Хотела и хочу влиять на ситуацию в родной стране, где прожила 26 лет. Фото: из личного архива.

Вот в то время я в Киев и переехала. Правда, не из-за работы. Моему тогдашнему парню, Андрею Колмачевскому, предложил сотрудничество «IQ продакшн» — проект бывших авторов «ЧП», которые сначала двигались в творческом тандеме с Александром Цакало, а после стали действовать самостоятельно. Андрей согласился. Да и я была не против, так как имела еще и частную историю в отношении «релокации». Несмотря на то, что 26 лет прожила в Минске, я этническая украинка по происхождению. В Украине проводила все каникулы в детстве и чувствовала себя там максимально органично. И, как следует, идею «возвращения к корням» восприняла хорошо.

«НН»: Насколько понимаю, юмор тогда уже был неотъемлемой частью твоей жизни из-за участия в команде КВН «Два капитана-1955»?

ИТ: В КВН как движение я пришла довольно поздно, в 22 года. На тот момент уже закончила БГЭУ и работала по распределению маркетологом рекламного отдела в государственном учреждении. Хотя во время обучения была активисткой на факультете: делала статьи в газету, вела концерты, общалась со Славой Комиссаренко, Ваней Усовичем, Идраком Мирзализаде. Плюс Андрей, когда учился, играл в КВН — и после выпуска продолжал двигаться в этом направлении, искать новые идеи и что-то выдумывать для сценических выступлений. Вот одна из таких идей меня в юмор и привела…

Андрей придумал оригинальный концепт: ретро-команду из ретро-страны, что состояло бы исключительно из парня и девушки. Пригласил в пару знакомую еще по студенчеству коллегу Женю, заявил проект в Высшую Белорусскую Лигу и начал накапливать под выступления материал. Они «зажгли» на фестивале, однако далее не попали. Тем не менее их пригласили в Новую художественную лигу — турнир статусом чуть ниже. Однако там за несколько дней перед четвертьфиналом Женя объявила, что уходит по личным причинам.

Разумеется, Андрей очень огорчился. Вижу это и говорю: «Слушай, хуже уже не будет. Давай так: за оставшиеся три дня я учу слова и помогаю тебе на сцене. А после уже ищешь себе постоянную актрису». Окей, на этом и согласились. Ну а во время выступления на сцене случилась настоящая магия: история отношений, что мы имели за плечами, понимание друг друга помогли нам максимально естественно прожить роли. Тут и поняли, что что-то достойное может получиться впредь, так как одержали свою первую победу.

Далее были выступления в малых лигах, фестиваль в Сочи, развитие «Двух капитанов». При этом мы оба работали и воспринимали проект больше как хобби. Например, лигу в Ровно, где мы стали вице-чемпионами, выбрали для выступлений только потому, что игры там проходили по выходным — и логистика позволяла добираться в город дешево, машиной или автобусом.

Еще что интересно: мы никогда не ставили себе за цель победить. Да, сделать перфоманс, чтобы зрители смеялись — обязательно. А если еще достойный балл жюри поставит — космос. Главное же — самим кайфануть хотелось от сцены.

Кстати, потому и осталась в КВН, что энергия, коммуникация с залом захватывала. К тому же всегда хотелось проверить себя: а что мы еще можем, а сумеем ли превзойти себя в следующей игре? Одно подпитывало другое, и получался «вечный двигатель», что и толкал в КВН впредь.

«НН»: Во время триумфального сезона ты имела возможность познакомиться с Владимиром Зеленским. Расскажи о своих впечатлениях от будущего президента Украины

ИТ: Знаю Владимира Александровича как действительно утонченного актера, лидера «Квартала 95» и смелого телеведущего. Именно в «Лиге смеха» он выразил себя как справедливый, добрый и человечный лидер. Сейчас у него совсем другая роль — и мне трудно сравнить проявления характера Зеленского в развлекательных проектах с дипломатическим либо политическим стержнем лидера страны.

«Два капитана-1955» и Владимир Зеленский. Фото: Лига Смеха.

«Два капитана-1955» и Владимир Зеленский. Фото: Лига Смеха.

Смотрю сегодня на него с уважением, немножко с восторгом. И, как каждый украинец, каждый вечер жду обращения к нации. Поддерживаем ли связь? Ну, как ты себе это представляешь? Писать ему вечером в мессенджер: «Александрович, ты красавец! Давай скинемся на «Байрактар»?!» (смеется).

«НН»: Почему ты не осталась в юморе после победы в «Лиге Смеха»?

ИТ: Победа «Двух капитанов» стала возможной потому, что в команде не было людей без лидерских качеств. К тому же мы сами выступали как авторы, продюсеры, реквизиторы — короче, закрывали весь продакшн выступления. Но после окончания проекта поняли, что дальше лучше каждому из нас развивать свои сильнейшие стороны. Андрей Колмачевский пошел делать карьеру в стендапе — и в этом сезоне пробился в сезон «ТНТ. Стендап».

Наш «приглашенный актер» Роман — гениальный импровизатор, и поэтому очень логично, что сейчас работает над Improv Live Show и проектом «Точка сбора». Звукорежиссер команды Паша реализуется как креативный продюсер «Нового канала».

Что до меня… Да, выступала на сцене, писала шутки. Но в то же время решала вопросы продюсирования: искала деньги у спонсоров, добывала реквизит, приглашала в выступления звездных гостей, регулировала логистику. Когда же мы победили в шоу, поняла: хочу и дальше делать то, что лучше всего получается. Поэтому сегодня занимаюсь продюсированием брендов: собираю и развиваю составляющие продуктов, чтобы они реализовали свой рыночный потенциал.

«НН»: Объясни, как вы сейчас общаетесь с Андреем? Ведь он решил строить карьеру в России, а ты осталась в Украине. Для многих это невозможно после 24 февраля.

ИТ: Андрей в первые дни войны четко обозначил свою позицию в инстаграме, а летом повторил тезисы, которые остались неизменными. Да, он сейчас за пределами Украины. Да, это можно выглядеть неоднозначно для многих людей. Однако Андрей выбрал быть с украинцами, честно и прямо об этом высказался — и остался верным слову, пусть себе для сохранения собственной карьеры принял несколько непростых решений.

Позицию понимаю — возможно, не разделяю, но принимаю. И на мое отношение к Андрею эта ситуация не повлияла. Объясню, почему:

считаю, что когда-нибудь стоит остаться в стране-агрессоре, поддерживать там сопротивление и быть человеком, который четко озвучивает позицию, чем сбегать и после всем говорить: «Кто остался, сами виноваты, а я такой здесь молодец-борец».

«НН»: Кстати, о войне. Знаю, из Украины ты не уезжала: оставалась в Киеве, выбиралась в эвакуацию в Винницу… Самая страшная история из тех, что пришлось пережить?

ИТ: Первый вывод, который может прозвучать ужасно: приняла за счастье то, что не имею детей, перед которыми бы несла ответственность за безопасность. Поэтому могла решать сама за себя, что делать, куда двигаться и как себя вести. Многие из украинок покинули страну как раз из-за необходимости заботы о близких.

Второй вывод: понятно, что здесь и сейчас я нужна больше, чем за границей. За все те годы, что работала в Украине, помогала развивать и масштабировать известные местные бизнесы. Соответственно, собственными знаниями могу помочь местным продуктам поддержать экономику страны. Плюс никто не отменял волонтерскую работу, что также с каждым днем приближает украинскую победу.

Что касается истории, то здесь явно упомяну о Виннице. Не зря же говорят: самые ужасные воспоминания с войны — личные. Выехали туда вместе с друзьями-белорусами в первые дни войны, так как было непонятно, каким образом сложится ситуация внутри столицы. И вдруг выяснили, что этот город идеален для такого краткосрочного бытия. Военные действия обходили стороной, не фиксировалось никаких бытовых проблем, хватало интересных людей для сотрудничества. Провела в Виннице несколько месяцев, после чего вернулась в Киев — и буквально через несколько недель случился тот кошмарный обстрел…

Как сейчас помню: объявление о бомбардировке пришло в час пик. И у меня шок, так как ракеты поразили ровно центр города, где и без того обычно группируется много машин.

Считаю, тот поступок россиян настоящим актом терроризма. Ведь даже если бы в Доме офицеров тем днем собралась вся элита украинской армии, нельзя было подвергать опасности жизни сотен мирных людей. Ровно таким же образом воспринимала действия приказов, отдававшихся 9 августа 2020-го, — настоящая трагедия и преступление против человечества.

«НН»: Почувствовала ли ты, довольно знаменитая в стране девушка, изменение отношения к белорусам на собственном опыте?

ИТ: Конечно. Однако из-за того, что нахожусь в Украине, понимаю все неоднозначное отношение местных жителей к себе и своим соотечественникам. Как ни крути, но с территории нашей страны сюда летели и летят ракеты.

К большому сожалению, украинцы не очень понимают нас, политическую ситуацию в стране. Не понимают, что не белорусы, а один конкретный человек отдал в аренду территорию государства и разрешил на этих землях делать ужасные вещи. Это боль, что чувствуется почти всеми, кто уехал с родины сюда. Как чувствуется и ответственность за преступления этого отдельного человека.

Обидно, что изменилось отношение к белорусам еще и потому, что многие сюда перевезли семьи, открыли бизнес, делали все, чтобы отблагодарить Украину за прием и приют. Ведь на самом деле человека же характеризует не паспорт, а его деяния, его выбор.

Сознательные белорусы здесь платили налоги, развивали проекты, интегрировались в культуру и поддерживали ее. А сейчас, даже если они выехали за границу, то в той же Польше собирают деньги благотворительными концертами — как, например, Антон Азизбекян или Макс Коновал.

Ирина Томай: Человека характеризует не паспорт, а его деяния, его выбор. Фото: из личного архива.

Ирина Томай: Человека характеризует не паспорт, а его деяния, его выбор. Фото: из личного архива.

Иными словами, диаспора не просто осталась верной Украине, но еще и сплотилась вокруг ее беды. А вот обратного понимания так и не произошло. Это боль, потому что сегодня из-за этого люди не могут нормально работать, обеспечивать семью, а временами даже просто легализоваться, так как виды на жительство белорусам не продлевают.

«НН»: Скажи честно, кем ты чувствуешь себя сегодня больше — украинкой или белорусской? И как на эти ощущения повлияли последние два года?

ИТ: Считаю себя украинкой из Беларуси. Я не отказываюсь от родины, люблю ее — и даже паспорт не меняла, хотя имела возможность отказаться от гражданства. Знаешь, почему? Ведь хотела и хочу влиять на ситуацию в родной стране, где прожила 26 лет. И особенно хочу, чтобы опыт, который получаю в Украине сейчас, уже в ближайшее время могла применить при построении новой Беларуси.

Клас
44
Панылы сорам
2
Ха-ха
4
Ого
7
Сумна
11
Абуральна
15